Проповеди | Иносказание (Гал. 4:21-31)
Новые проповеди
Мои аудиозаписи

 

21 Скажите мне вы, желающие быть под законом: разве вы не слушаете закона?
22 Ибо написано: «Авраам имел двух сыновей: одного – от рабыни, а другого – от свободной».
23 Но который от рабыни, тот рожден по плоти; а который от свободной, тот по обетованию.
24 В этом есть иносказание. Это два завета: один от горы Синайской, рождающий в рабство, который есть Агарь,
25 ибо Агарь означает гору Синай в Аравии и соответствует нынешнему Иерусалиму, потому что он с детьми своими в рабстве;
26 а вышний Иерусалим свободен, он мать всем нам.
27 Ибо написано: «Возвеселись, неплодная, нерождающая; воскликни и возгласи, не мучившаяся родами; потому что у оставленной гораздо более детей, нежели у имеющей мужа».
28 Мы, братья, – дети обетования по Исааку.
29 Но как тогда рожденный по плоти гнал рожденного по духу, так и ныне.
30 Что же говорит Писание? «Изгони рабыню и сына ее, ибо сын рабыни не будет наследником вместе с сыном свободной».
31 Итак, братья, мы дети не рабыни, но свободной.
 
 
     Прежде чем толковать этот текст, нам необходимо ознакомиться с важной исторической справкой. Раввины времен Павла учили, что Писание имеет не одно, а несколько значений. При этом буквальное значение они считали наименее важным. Нужно искать скрытые смыслы. 
     Ориген, наследник Александрийской иудейской школы, приводил такую иллюстрацию. Представьте себе море. Если плыть по морю на корабле можно увидеть волны, иногда дельфинов… и все. А настоящая красота открывается когда вы ныряете и погружаетесь на глубину. Перед вами разворачиваются удивительные картины подводного мира: коралловые рифы, косяки рыб, причудливые морские обитатели, затонувшие корабли и их сокровища. Так и Писание. Его буквальное значение – это как поверхность моря. Плавать на корабле быстро надоедает. Настоящие специалисты отправляются на глубину и открывают тайны.
     Раввины учили, что любой текст Писания имеет четыре значения: 
     Песхат – простое или буквальное значение; 
     Ремац – напрашивающееся значение; 
     Деруш – значение которое выводится после тщательного изучения текста;
     Зод – аллегорическое значение. 
     Если взять и совместить первые буквы каждого слова, получится «прдз». Это согласные буквы греческого слова παράδεισος – рай. Если кому-то удавалось найти все четыре значения, то он был бесконечно счастлив – как в раю.
     Последнее, аллегорическое, толкование считалось самым важным. Уильям Баркли пишет: «Часто случалось так, что раввины брали простой исторический эпизод из Ветхого Завета и вкладывали в него такой смысл, который может показаться нам просто невообразимым, но который звучал очень убедительно для людей того времени». 
     Самый яркий пример аллегорического толкования – Песнь Песней. О чем там говорится? Об отношениях влюбленной пары. Раввины говорили: Да, буквально так. Но иносказательно здесь представлены отношения Бога и Израиля. Христиане потом переняли эту инициативу, только перенесли Песнь Песней на отношения Христа и Церкви. 
     Или другое знаменитое толкование – Притча о милосердном самарянине. Автор – тот же Ориген. Вот что он там нашел: Иерусалим – небеса; Иерихон – этот мир; разбойники – сатана и бесы; священник – закон; левит – пророки; самарянин – Христос; осел – тело Христово; гостиница – Церковь; обещание самарянина вернуться – Второе пришествие.
     «И если нам кажется, что дальше изобретательность толкователя пойти уже не может, давайте послуша¬ем, что говорит на эту же тему великий Августин. Он принимает линию Оригена, но добавляет не¬сколько собственных толкований. Так Иерихон, само название которого означает «луна/месяц», симво¬лизирует нашу смертную природу, поскольку луна рождается, возрастает, убывает и умирает. Адам «попался разбойникам», то есть демонам, которые «сняли с него одежду» его бессмертия, «изранили его», склонив ко греху, и «оставили его едва живым», то есть истощенным под тяжестью греха. Перевязыва¬ние ран – это обуздание греха. Масло – это надежда, а вино – усердие. Восседание на осле – это ве¬ра в Воплощение. Гостиница – это Церковь, следующий день – время после Воскресения Христова, а два динария – или две заповеди любви, или обетование этой и будущей жизни. Содержатель гостиницы – это Святой Павел» (Уилфред Харрингтон. Ключ к притчам).
 
     Как относился к такому способу толкования Павел? Изучив этот вопрос, я пришел к выводу, что относился он довольно скептически. Во-первых, это единственный раз, когда он так толкует Писание. Само слово «иносказание» (ἀλληγορέω) во всей Библии встречается только один раз, то есть, здесь. Во-вторых, в Послании к галатам он приводит этот аргумент в самом конце. Дальше уже идет практическая часть. А перед этим он как раз толковал Писание не аллегорически, а буквально. Привел много текстов и всегда пользовался их прямым значением. 
     Почему же в конце он все-таки решил удариться в аллегории? Потому что этим щеголяли законники. Они преподносили свои аллегорические толкования как некое достижение. Вот, мол, как мы умеем. И апостол Павел словно говорит: Ничего тут особенного нет. Я тоже так могу. 
     В первые века христианской церкви аллегоричекое толкование было популярно. В основном, благодаря Оригену, который написал на Песнь Песней десять томов толкований. Потом Иероним принес эту традицию в западную церковь. В наше время аллегорическое толкование непопулярно, хотя к нему часто прибегают в пятидесятнических и харизматических общинах. 
Как к этому относиться нам? Я бы советовал, если вы вдруг захотите пользоваться аллегорическим подходом, то пользуйтесь вот как:
- Осторожно. Здесь очень легко напридумывать лишнего.
- Редко. Хотя бы потому, что такой подход редко встречается в Библии.
- Иллюстративно. Лютер писал: «Иносказания, или аллегории, не дают прочных доказательств в богословии. Но, подобно картинкам, они украшают и иллюстрируют предмет».
- Христоцентрично.
 
     Павел начинает с саркастического вопроса: «Скажите мне вы, желающие быть под законом: разве вы не слушаете закона?» Это напоминает, как Христос часто спрашивал книжников и фарисеев: «Разве вы не читали в законе?» В этих словах скрывается насмешливый упрек. Вы же знатоки закона. Вы же в нем разбираетесь. А вот этого что, не заметили?
     Не надо думать, что Павлу или, тем более, Христу нравилось издеваться над своими противниками. Нет, просто так любили говорить законники. Павел очень хотел вытащить галат из того болота, в которое они попали. Он хотел развенчать законников-иудаистов и поэтому обращается к ним таким тоном, каким они сами обращались к другим. Он словно заходит на территорию противников и направляет их оружие против них самих. 
 
     Итак, Павел представляет свою аллегорию. «Авраам имел двух сыновей: одного – от рабыни, а другого – от свободной. Но который от рабыни, тот рожден по плоти; а который от свободной, тот по обетованию». 
     Книга Бытие рассказывает о древнем патриархе, предке всех евреев, Аврааме. Бог пообещал ему потомство, но годы шли, а детей не было. И тогда его жена, Сарра, решила прибегнуть к некоему подобию «суррогатного материнства»: отдала Аврааму свою служанку Агарь, и та родила мальчика Измаила. И только лет через четырнадцать у Авраама, наконец, появился сын обетования – Исаак. 
     Как стал вести себя Измаил по отношению к сводному братику? Он повел себя плохо. Старшие братья вообще часто обижают младших. А Измаил, кроме этого, чувствовал себя ущемленным: если бы не Исаак, то он, Измаил, стал бы наследником Авраама. А теперь его потеснили и притом конкретно. Поэтому Измаил не упускал случая сделать жизнь Исаака несколько менее комфортной.
     Сарра это увидела и сказала Аврааму: «Выгони эту рабыню и сына ее, ибо не наследует сын рабыни этой с сыном моим Исааком» (Быт. 21:10). Авраам огорчился, но Бог велел ему послушаться Сарры и отправить Агарь с Исааком прочь.
 
     Вот в этой истории Павел и усмотрел, во-первых, пророчество о будущем, а во-вторых, руководство к действию. Бог не только предсказал что произойдет две тысячи лет спустя, но и дал указания, что делать, когда это произойдет.
     Итак, первое, что мы видим – это что существуют «два завета». Первый – «от горы Синайской». Второй завет – от вышнего Иерусалима. Завет – это договор. В данном случае – договор с Богом. Вот, перед нами два договора: старый и новый. У нас прекрасная возможность ознакомиться с ними обоими.
 
     Что мы можем узнать о завете, который был заключен на горе Синай?
 
     Это завет, который производит рабов.
     «[Завет] от горы Синайской, рождающий в рабство» (Гал. 2:24).
     Агарь была рабыней. Была и осталась. Пусть она и родила Аврааму сына, он ее не освободил. Измаил, технически говоря, тоже был рабом. Пусть не таким, как другие рабы, но и не таким, как Исаак.
     Рабыня Агарь символизирует гору Синай. И завет, который Бог заключил с Израилем на Синае, был заветом рабским. Это ярко проявилось в том, как был заключен этот завет. Вначале Бог громовым голосом произнес десять заповедей. Испуганные израильтяне стали просить, чтобы Господь больше не говорил вслух, а обращался к ним через Моисея. Тогда Моисей вступил в облако, окутывавшее гору, и Бог дал ему еще несколько десятков заповедей, среди которых была знаменитая «око за око, зуб за зуб» и многие другие предписания, в частности, не менее шести законов о смертной казни. Моисей все это записал и, когда вернулся, прочитал людям. Они сказали: «Всё, что сказал Господь, сделаем и будем послушны» (Исх. 24:7). Это слова, которые говорят рабы. От рабов требуется послушание.
     В своей аллегории Павел проводит линию от Агари к горе Синай и затем к городу Иерусалиму. Нынешний Иерусалим со своими детьми находится в рабстве, – говорит он. О каком рабстве пишет Павел? Вероятнее всего, он имеет в виду Римскую империю. Иерусалим времен Павла не был свободен. Там находился Понтий Пилат, размещалась римская когорта. Евреи платили подати императору и, хотя регулярно бунтовали, ничего поделать не могли. Иерусалим и его дети были рабами. Кстати, в еврейском языке все города – женского рода. Как, например, Москва или Варшава. Поэтому параллель между Агарью и Иерусалимом еще более яркая. Это две рабыни, – говорит Павел, – и дети этих рабынь тоже в рабстве.
 
     Это завет, который закончился. 
     «Изгони рабыню и сына ее». 
     Пока не было Исаака, Агарь как-то уживалась с Саррой. Но когда появился наследник, отношения обострились, и Бог повелел, чтобы Авраам отослал Агарь с Измаилом прочь. И таким же образом, пока не пришел Христос, ветхий, Моисеев Завет действовал в Божьем народе. Но когда явился Спаситель и создал Свою Церковь, время старого завета безвозвратно ушло.
     Может сложиться впечатление, что Бог предлагает выбрать один из двух заветов: либо Синайский, ветхозаветный, либо Христов, новый. Однако выбора нет. Бог повелел «изгнать» рабыню. Первый договор существовал некоторое время, но теперь он потерял силу. Заключить его уже невозможно. Он устарел, Бог его уже не подпишет. 
     В современных электронных устройствах появилась «фишка», согласно которой телефон или планшет уже нельзя «откатить» на старую систему. Пользователи по этому поводу жалуются, но производители говорят: «Нет. Если вы установили новую систему, то обратного пути уже нет».
     Современные евреи пытаются жить по устаревшему договору, который уже не работает. И нам там тоже нечего делать.
 
     Это завет, участники которого не унаследуют Божье Царство.
     «Сын рабыни не будет наследником вместе с сыном свободной».
     В Моисеевом пятикнижии Бог регулярно обещал израильскому народу дать наследство. Что это было за наследство? Обетованная земля! «И введу вас в ту землю, о которой Я, подняв руку Мою, клялся дать ее Аврааму, Исааку и Иакову, и дам вам ее в наследие. Я Господь» (Исх. 6:8). 
     Обещал ли Господь израильтянам Небесное Царство? Нет, об этом даже речи не заходило. Если кто и вошел в Божье Царство из Ветхого Завета, то не на основании Моисеева закона и не на основании синайского завета. Мы, конечно же, верим, что увидим в Божьем Царстве и Моисея, и Давида, и Даниила, и многих других. Но они вошли туда не потому, что исполнили Моисеев завет и были хорошими рабами. Они вошли туда, потому что верили в Божью благодать и уповали на Его спасение. Новый Завет был заключен с ними, так сказать, задним числом, потому что они исполнили его условие, и это условие – вера.
     А если мы надеемся на то, что хорошо постараемся, исполним Моисеевы заповеди и за это будем допущены к участию святых во свете, то жестоко разочаруемся: «Сын рабыни не будет наследником вместе с сыном свободной».
     Об этом сказал еще Христос, когда рассуждал в Евангелии от Иоанна на те же темы.  «Раб не пребывает в доме вечно; сын пребывает вечно», – сказал Он (Ин. 8:35).
     Представьте себе законопослушного еврея. Он старался исполнять заповеди, предписания, постановления и законы Моисея, и за это Бог дал ему удел в Палестине, и дождь покрывал ее благословениями. Наш еврей собирал богатый урожай, отдавал десятину в храм, вырастил многочисленное потомство и умер. Что с ним стало потом? А потом все, договор кончился! Больше по Моисееву закону ему ничего не полагалось. 
     Чтобы спастись, ему нужно было выйти за пределы ветхого завета, признать свое греховное, погибшее состояние, воззвать к Богу о милости и уповать на Его благодать – только так достигается спасение, и на этом основан новый завет.
 
     Что же мы можем узнать о Новом Завете из аллегории Павла?
 
     Это завет радости.
     Жизнь раба – это по большей части жизнь безрадостная, серая и унылая. Такова жизнь под Моисеевым законом. По словам апостола Петра, это «иго, которого не могли понести ни отцы наши, ни мы» (Деян. 15:10). 
     С другой стороны, в Новом Завете одно из самых частых слов – радость. «И была радость великая в том городе» (Деян. 8:8). Эфиопский евнух, когда уверовал и крестился, «продолжал путь, радуясь» (Деян. 8:39). Варнава пришел в Антиохию и, «увидев благодать Божию, возрадовался» (Деян. 11:23). «Ученики исполнялись радости и Духа Святого» (Деян. 13:52). «Язычники… радовались и прославляли слово Господне, и уверовали все, которые были предуставлены к вечной жизни» (Деян. 13:48). Павел и Варнава «проходили Финикию и Самарию, рассказывая об обращении язычников, и производили радость великую во всех братьях» (Деян. 15:3). Темничный страж освободил Павла и Силу и, «приведя их в дом свой, предложил трапезу, и возрадовался со всем домом своим, что уверовал» (Деян 16:34). Павел описал свой труд так: «Я ни на что не взираю и не дорожу своей жизнью, только бы с радостью совершить поприще мое и служение, которое я принял от Господа Иисуса, – проповедать Евангелие благодати Божией» (Деян. 20:24). 
     И это лишь одна книга Нового Завета. Я не буду цитировать Евангелие от Иоанна, где Христос говорит о «радости совершенной», Послание к филиппийцам (послание радости), и другие многочисленные радостные тексты Нового Завета. В нашем Послании к галатам Павел называет радость плодом духа, то есть результатом действия Божьей благодати в человеке.
     А в тексте, который мы рассматриваем, он цитирует отрывок из книги пророка Исаии: «Возвеселись, неплодная, нерождающая; воскликни и возгласи, не мучившаяся родами; потому что у оставленной гораздо более детей, нежели у имеющей мужа» (Гал. 4:27). Исаия обращался к Иерусалиму, который остался без царя, и обещал ему многочисленное население. А Павел переносит эти слова на небесный Иерусалим и Церковь. 
     Церковь Иисуса Христа – это многочисленный народ. В книге Откровение Иоанн видит такое количество искупленных, которое невозможно сосчитать. Каждый день к Божьему народу в мире присоединяются новые дети. Не плотские, а дети обетования. Этому нужно радоваться.
 
     Это завет свободы.
     Самые частые слова в нашем тексте – это «рабство» и «свобода». Павел особенным образом подчеркивает разницу между этими понятиями.
     Чем свобода отличается от рабства? Тем, что раб ничего не решает. Ему даются четкие указания и предписания. Таким был Моисеев закон. Он содержал строгие предписания на самые разные случаи жизни. В какие дни работать, в какие не работать. Какие праздники соблюдать и как это делать. Что можно есть, чего нельзя. Что можно надевать, чего нельзя. Куда ходить, чем там заниматься. Жизнь под Моисеевым законом – это жизнь, большая часть которой тратится на исполнение четких указаний. 
     А свобода – это если мы сами распоряжаемся своей жизнью, сами принимаем решения. От этой мысли иудаисты приходили в ужас. Как можно? – говорили они. – Ведь человек – это существо грешное и к тому же глупое! Дай ему свободу – он натворит неизвестно чего, навредит себе и другим. 
     Что ж, это правда. Именно для того и дан был закон, чтобы человек ничего не натворил и никому не навредил. Но в Новом Завете Господь дал другие средства, которые не ущемляют нашу свободу и действуют намного лучше закона. Эти средства – Святой Дух, Который вдохновляет нас на новую жизнь. Это любовь, которая руководит нашими поступками. И это новое сердце, которое ненавидит зло и стремится к добру. Обо всем этом Павел будет говорить в пятой и шестой главах.
     С ветхозаветным Израилем Бог заключил договор, по которому они попадали в рабство. С новозаветной Церковью Бог заключил договор, по которому она свободна. 
 
     Это завет обетования.
     Слово «обетование» появляется в нашем тексте два раза. «Который от рабыни, тот рожден по плоти; а который от свободной, тот по обетованию» (Гал 2:23). «Мы, братья, – дети обетования по Исааку» (Гал. 2:28).
Исаак был сыном обетования, то есть, обещания. Бог пообещал его Аврааму – и дал. Чтобы прояснить этот пункт, позвольте задать два вопроса:
     - Спрашивал ли Бог Исаака, хочет он быть сыном обетования или нет? Нет, не спрашивал. Бог просто совершил чудо – и Исаак появился на свет.
     - Когда Исааку впоследствии говорили, что он – сын обетования, что он чувствовал? Библия об этом не говорит, но, думаю, с большой вероятностью мы можем утверждать, что Исаак радовался. Кто был бы не рад узнать, что его появление было предопределено, обещано и сверхъестественным образом осуществлено Самим Богом? 
     «Мы, братья, – дети обетования по Исааку», – пишет Павел (Гал. 2:28). «По Исааку» означает «точно так, как Исаак». Господь пообещал, что создаст Свою церковь. И мы – плод Его обещания, результат Его сверхъестественного действия. Мы – рожденные по духу, потому что так решил, так пообещал и так сделал Бог. Спрашивал ли нас Господь, хотим ли мы родиться свыше? Нет, рождение свыше происходит не от хотения плоти и не от хотения мужа, а от Бога. Мы уверовали не потому что так захотели мы, а потому, что так захотел Бог. Пять тысяч лет назад Он пообещал Аврааму многочисленное потомство – и вот, сегодня мы дети этого обетования. И теперь, когда мы узнали, что стали детьми обетования, каким должен быть наш отклик? Таким же, как у Исаака – радость! 
 
     Удивительные и прекрасные отличия, которые должны эту радость умножить: старый завет – рабство, новый завет – свобода; старый завет – временный, новый завет – вечный; старый завет – плоть, новый завет – дух; старый завет – земное, новый завет – небесное.
 
     Применение
 
     Отказаться от Моисеева закона
     Текст достигает апогея в стихе 30: «Изгони рабыню». 
     Изгонять – ἐκβάλλω – выбрасывать, выкидывать, выгонять, извергать, высылать. Это слово с яркой экспрессией. Оно употребляется, например, когда Иисус в Иерусалиме сделал бич и повыгонял из храма торговцев, или когда Он изгонял бесов. Вот так нам нужно поступить с Моисеевым заветом. Выбросить вон.
     В большинстве случаев христиане поступают так же как современные иудеи. Те понимают, что весь закон исполнить нельзя. Нет храма, три раза в год в Иерусалим не поездишь. Поэтому они исполняют то, что можно. И христиане порой думают: жертвы приносить не нужно, Христос принес окончательную жертву. А остальное? Может быть, на всякий случай, постараюсь исполнить то, что выглядит более или менее здравым?
     Но Павел однозначен: «Изгони!» Разорви отношения! Не подчиняйся! Вместо Моисеева закона мы призваны подчиняться Христу. Он – наш закон, наш Господь и наша жизнь. Вместо жизни под законом пришла жизнь для Христа. «Вы, братья мои, умерли для закона телом Христовым, чтобы принадлежать другому, Воскресшему из мертвых» (Рим. 7:4).
 
     Удаляться от тех, кто пытается оправдаться делами
     «Как тогда рожденный по плоти гнал рожденного по духу, так и ныне».
     Измаил преследовал Исаака. В книге Бытие сказано, что Измаил «насмехался» над Исааком. Видимо, насмешки были жестокими. Согласно еврейскому преданию, когда братья выросли, Измаил ненавидел Исаака и враждовал против него. То же самое происходило и в новозаветное время. Рожденные по плоти преследовали рожденных по духу. Для Павла это означало, что иудеи преследовали христиан, то есть, плотские дети Авраама преследовали его духовных детей. Но, думаю, мы можем расширить понятие «рожденных по плоти» и сказать, что это верующие, которые надеются оправдаться перед Богом своими делами. Это люди, которые сосредоточены не на Христе, а на законе. Вот такие и преследуют рожденных по духу.
     Лютер писал: «Всякий раз, когда учение Евангелия расцветает в Церкви, непременно происходит такое преследование – сыны по плоти преследуют сынов по обетованию. В наши дни мы переносим гонения со стороны наших “измаильтян”, папистов… по одной единственной причине – мы учим, что праведность приходит через обетование, а не через дела. Паписты преследуют нас потому, что мы не служим их идолам. То есть мы не проповедуем, что праведность, дела и обряды, выдуманные и учрежденные людьми, способствуют обретению благодати и прощению грехов… Они отлучают нас от церкви, как еретиков и бунтарей».
 
     То же самое нередко происходит в отдельных церквах. Плотские члены наших церквей притесняют духовных христиан, оказывают свое давление. Кстати, из-за своей плотскости такие люди часто любят власть и, будучи агрессивными, нередко добиваются ее. А духовные люди мирные и часто не хотят вступать в конфликт. В результате получается, что во главе церкви оказывается человек невозрожденный и злой. С этим мириться нельзя. И как ни трудно это бывает, нам нужно последовать примеру Павла, который сказал: «Вкравшимся лжебратьям, скрытно приходившим … чтобы поработить нас, мы ни на час не уступили и не покорились, дабы истина благовествования сохранилась у вас» (Гал. 2:4-5).
     Что же делать с такими людьми? Относиться к ним по-духовному. Это значит, сочувствовать их невозрожденному состоянию, молиться за них, говорить им о Божьей благодати. К сожалению, это часто приводит к еще большему ожесточению. В таком случае нужно их обличать и затем от них удаляться. Только важно делать это «в духе кротости, наблюдая каждый за собою, чтобы не быть искушенным».
     А уж чего точно делать нельзя, так это угождать таким людям, делать вид, что у них все в порядке, называть их братьями и сестрами и участвовать с ними в служении. 
 
     Вспомним сказку про лису, которую медведь гнал-гнал – не выгнал, волк гнал-гнал – не выгнал. В истории церкви всегда были богословы, правильно учившие, что Моисееву закону не место в Христовой церкви. И тем не менее, до сих пор ведутся эти войны, горят эти споры. Вот теперь я, этакий петушок золотой гребешок, решил в них поучаствовать. Но, говоря серьезно, это бой, в который должен вступить каждый христианин по отдельности. Это война, в которой должен победить каждый для себя. Это Агарь, которую должен выгнать из своей жизни каждый из нас.  
 
ФайлЗагрузить: Иносказание (Гал. 4:21-31)

Размер файла: 40 800 Кб

Загружено: 7