Проповеди | История взаимоотношений (Гал. 4:12-20)
Новые проповеди
Мои аудиозаписи

 

12 Прошу вас, братья, будьте, как я, потому что и я, как вы. Вы ничем не обидели меня.
13 Знаете, что я в немощи плоти благовествовал вам в первый раз,
14 но вы не презрели искушения моего во плоти моей и не возгнушались им, а приняли меня, как ангела Божьего, как Христа Иисуса.
15 Как вы были блаженны! Свидетельствую о вас, что, если бы возможно было, вы исторгли бы очи свои и отдали мне.
16 Итак, неужели я сделался врагом вашим, говоря вам истину?
17 Ревнуют о вас нечисто, но хотят вас отлучить, чтобы вы ревновали о них.
18 Хорошо ревновать в добром всегда, а не в моем только присутствии у вас.
19 Дети мои, для которых я снова в муках рождения, доколе не изобразится в вас Христос!
20 Хотел бы я теперь быть у вас и изменить голос мой, потому что я в недоумении о вас.
 
     Перед нами самый эмоциональный текст из всех, написанных апостолом Павлом. Скажу больше: на мой взгляд, это самый эмоциональный текст во всем Новом Завете. Павел переполнен чувствами. Он называет своих читателей вначале братьями, а потом и вовсе детьми. Он просит их. Он приводит яркие иллюстрации в вырыванием глаз и муками рождения. В тексте сплошь восклицательные и вопросительные знаки. Невозможно читать этот текст и остаться равнодушным. Особенно потому, что здесь столкнулись любовь и измена.
     В Ветхом Завете есть одна душераздирающая история. Это история пророка Осии. Бог велел ему взять в жены женщину, так скажем, не самого целомудренного нрава. Пророк повиновался и полюбил эту женщину, Гомерь. Она родила ему нескольких детей, а потом бросила. Появились в ее жизни другие мужчины. Более красивые, более привлекательные, более свежие, чем поднадоевший муж. Они дарили ей дешевые побрякушки и сулили веселое будущее. Глупая женщина поверила им и бросила любящего мужа. Но, как и следовало ожидать, «недолго музыка играла». Любовники ее «поматросили и бросили». Бог, обращаясь через Осию к Своему народу, говорил: «Как эта женщина поступила со своим мужем, так поступили со Мною вы».
     История отношений Павла и галат очень напоминает Историю Осии и Гомери. Здесь тоже Божье повеление – Павел пришел в Галатию, будучи послан Богом. Тоже настоящая и сильная любовь – Павел полюбил галат, и галаты, по крайней мере, первое время, полюбили его. И так же появились вероломные обманщики-любовники, и также произошла измена, и сердце апостола также было разбито. И как так глупая Гомерь, такими же несмысленными и бестолковыми были галаты. 
 
     Наш отрывок – это история любви и предательства. Павел словно простирает руки к галатам и говорит: «Прошу вас, братья, будьте, как я, потому что и я, как вы». По-другому это можно выразить так: «Станьте такими, как я, потому что и я стал таким, как вы». Похожие слова Павел писал коринфянам, которые тоже от него отвернулись и пошли за лжеапостолами: «Уста наши открыты к вам, коринфяне, сердце наше расширено. Вам не тесно в нас; но в сердцах ваших тесно. В равной мере, – говорю, как детям, – будьте открыты и вы. Не склоняйтесь под чужое ярмо с неверными… Вместите нас… вы в сердцах наших, так чтобы вместе и умереть, и жить» (2 Кор. 6:11-14; 7:2-3).
     Павел простирает руки к галатам, Павел зовет их вернуться к нему, воссоединиться с ним. «Смотрите, – говорит он, – я стал таким, как вы. Я, иудей, фарисей, человек из совершенно другой страны, иной культуры. Мои соотечественники считают вас собаками, и не сядут с вами за один стол. А я стал таким, как вы. И теперь прошу: повернитесь и вы ко мне, сделайте шаг навстречу. Вы пошли не за теми, вы поверили не тем. 
     И вот, после этого отвергнутый апостол напоминает галатам историю их взаимоотношений. Он вспоминает о том, что произошло много лет назад, о том удивительном чувстве, которое возникло между им и галатами.
 
     «Знаете, что я в немощи плоти благовествовал вам в первый раз, но вы не презрели искушения моего во плоти моей и не возгнушались им, а приняли меня, как ангела Божьего, как Христа Иисуса. Как вы были блаженны! Свидетельствую о вас, что, если бы возможно было, вы исторгли бы очи свои и отдали мне».
 
     Два важных факта:
     Факт первый: Когда Павел первый раз пришел в Галатию, он был не в самом лучшем состоянии. Он называет это «немощью плоти» и «искушением во плоти». Что это такое? Несомненно, какая-то болезнь. «Плоть» – это физическое тело, и у Павла с его телом были проблемы. Что там была за болезнь, никто не знает. Но важно отметить, что эта болезнь была отвратительная. Павел пишет, что галаты «не презрели» его и «не возгнушались» им. Слово «возгнушались» интересно в оригинале. Это слово (ἐκπτύω – экптЮо) буквально означает «плевать от отвращения». Открытый перевод передает это выражение так: «Вы… не унизили меня и не плюнули с отвращением».
     Кстати, из-за этого некоторые специалисты считают, что у Павла была эпилепсия. Потому что в древнегреческом мире люди плевали, когда видели эпилептические припадки. Эпилепсия считалась болезнью отвратительной, гнусной. Хотя более распространена версия, что у Павла была болезнь глаз. После встречи со Христом на Дамасской дороге он временно ослеп и, возможно, в дальнейшем страдал болезнью глаз. Они у него могли быть воспаленные, гноящиеся и дурно пахнущие. Возможно ли это? Вполне. Вызывало ли это отвращение? Конечно. 
     В принципе, не важно, что это было. Главное, что это было очень неприятно. Представьте себе болезнь вызывает у вас отвращение? Может быть, какая-нибудь экзема, лишаи, проказа. То, от чего вам хочется плеваться. Представили? Вот, в таком виде Павел явился в Галатию и стал проповедовать о Христе. 
     Факт второй: Удивительно, но галаты приняли его самым лучшим образом. Весть о Спасителе настолько поразила их, что болезнь Павла не вызвала никакого презрения или отвращения. Они были так счастливы, что Павел во всем своем убогом состоянии показался им прекрасным, словно ангел. Более того, словно Сам Христос. Если бы они могли, то достали бы собственные глаза и отдали ему. 
     Почему именно глаза? Возможно, потому что глаза самого Павла были в негодном состоянии. А возможно, потому что глаза – это самое дорогое. Драгоценные для нас вещи мы бережем «как зеницу ока». Я тут подумал сам себе: за что я был бы готов отдать глаза? За миллион долларов? Не отдал бы. Даже за миллиард. Глаза дороже. За власть над всем миром? Тоже нет. Зачем мне эта власть слепому? Разве что если бы от этого зависело спасение моей жены и детей, то отдал бы. Но в материальном мире нет ничего такого, за что я был был готов лишиться зрения. А галаты были готовы. 
      Если свое состояние Павел описывает словами «немощь» и «искушение», то состояние галат – это блаженство. Павел пишет: «Как вы были блаженны!» То есть, это было не простое блаженство, а суперблаженство. Вообще, обратите внимание, насколько яркий образный язык использует апостол! Галаты могли бы с презрением плюнуть в его сторону, но вместо этого приняли его, как ангела! Как самого Христа! Они были так счастливы, что были готовы ослепнуть! Вот вы когда-нибудь были так счастливы?
     Это было особое, прекрасное время, когда Павел и галаты полюбили друг друга. До этого незнакомые, чужие люди, они стали роднее родных. Но это было в прошлом. А что теперь? А теперь вдруг галаты стали воспринимать Павла, как врага. «Неужели я сделался врагом вашим, говоря вам истину?» – пишет он.
     Что случилось? А случилось то, что в галатийские церкви пришли гости. О них Павел писал в самом начале этого Послания: «Есть люди, смущающие вас и желающие исказить благовествование Христово». И теперь он пишет: «Ревнуют о вас нечисто, но хотят вас отлучить, чтобы вы ревновали о них».
     Греческое слово ζηλόω (ДзэлО – ревновать) означает «ревностно добиваться, страстно стремиться, усердствовать». Вот этим и занимались лжеучителя, пришедшие в галатийские церкви. Они ревностно добивались расположения галат, страстно усердствовали, чтобы перетянуть их на свою сторону. И это им удалось. Галаты оказались слишком доверчивыми, слишком легковерными, слишком наивными. Как некоторые женщины бывают падки на обольщения всяких «казанов», так и они побежали за теми, кто их поманил. И забыли о Павле.
     Да не только забыли. Лжеучителя стали настраивать галат против Павла, оговаривать его. И он, обиженный и оскорбленный, изливает свои чувства в этом тексте. Поэтому эти чувства такие яркие и такие горькие. Следующий стих – это упрек галатам: «Хорошо ревновать в добром всегда, а не в моем только присутствии у вас». Хорошо, что вы приняли меня как ангела. Хорошо, что вы были так счастливы. Но хорошо также, если бы вы такими и оставались. А то в моем присутствии вы ревновали о добром, а в мое отсутствие стали усердствовать не там не нужно.
 
     И последние слова Павла, его восклицание – это ярчайшая передача его чувств, его боли. «Дети мои!» – пишет он. Своих детей у Павла, насколько мы знаем, никогда не было. И тем не менее он испытывал сильные отцовские чувства к тем, кого привел ко Христу. Какие чувства испытывают родители к детям? Нежность, забота, сострадание. Какими бы взрослыми они ни были, мы видим их маленькими, нам их очень жалко. Если кто-то их обижает или обманывает, мы не можем сдержать эмоций. Мы острее воспринимаем их проблемы, чем свои собственные. Дети – это наше самое чувствительное место. И это место часто болит. 
     И Павел испытывал боль за галат. Эту боль он сравнивает с муками рождения. К счастью, мне это не знакомо, но говорят, очень больно. Как будто одновременно происходит несоклько переломов. Я прочитал рассказ женщины, у которой были трудные роды. Вот небольшой отрывок:
 
     «Жалостливыми глазами я смотрела на врача и тянула: «Бо-о-ольно…» Она же врач, она же должна мне помочь. Но она только соглашалась: «Больно. Скоро пойдем рожать»…
     Меня учили, что в родах кричать нельзя, обучали различным техникам облегчения боли. Но эту боль было уже ничем не облегчить, силы мои кончились, пошел двенадцатый час, как я рожала… Я орала различные междометия, а также криком просила прощения у медперсонала за то, что я так громко ору. Медперсонал, чувствуется, видел и слышал и не такое, поэтому к моим извинениям отнесся абсолютно равнодушно. Так прошло еще около часа, мне казалось, мои мучения уже не могут быть сильнее, но тогда меня уложили под капельницу… для усиления схваток. Мало того, что лежа переносить схватки в разы больнее – усиливать мне уже было некуда. Когда в очередной раз врач стала проверять, не идет ли головка, я услышала, как она печально говорит акушерке: «Похоже, здесь дело кончится кесаревым».
     Слово «кесарево» в тот момент показалось мне равноценным слову «евангелие», не иначе. Казалось, этим кончится невыносимая боль – больше мне от жизни ничего не хотелось».
 
     Ну, что сказать? Бр-р-р. Павел говорит: Вот так я страдаю за вас! Так я себя чувствую. Мне очень больно. Я плачу, я кричу, я мучаюсь. И мои муки закончатся только тогда, когда в вас отобразится Христос. 
     Позвольте задать провокационный вопрос: Знакомы ли вам такие муки? Не настоящих родов, а вот таких, как у Павла? Когда вам невыносимо больно оттого, что дорогой вам человек отворачивается от Христа? Оттого, что ваши усилия направить его на истинный путь, ни к чему не приводят? Эта боль сильна и мучительна. Но если она вам не знакома, то вам не знакомо и счастье видеть новую жизнь, в которой проявляется Христос. 
 
     «Хотел бы я теперь быть у вас и изменить голос мой, потому что я в недоумении о вас».
 
     Эти последние слова Павла вызвали у меня несколько вопросов. Давайте попробуем ответить на них. 
     Первый вопрос: Как Павел хотел бы изменить свой голос? Каким голосом он хотел обратиться к галатам? Раньше я думал, что, возможно, это строгий голос. Ведь писал он коринфянам: «Прошу, чтобы мне по пришествии моем не прибегать к той твердой смелости, которую думаю употребить против некоторых… Я предупреждал и предупреждаю… что, когда опять приду, не пощажу» (2 Кор. 9:2; 13:2).
     Павел мог быть строгим и сильным. Но, глядя на его состояние в этом тексте, я больше склоняюсь к тому, что он хотел изменить свой голос в другом смысле. Наверное, хотел передать интонациями всю боль от падения галат, всю нежность, которую к ним питал, все тревогу, которой был полон, всю надежду, которой утешался. Чтобы не только словами, но и тоном выразить все, что он к ним чувствовал.
     А второй вопрос касается недоумения Павла. Он всегда был уверен, всегда тверд. И вдруг недоумение. О чем было это недоумение? Возможно, о том, что они «так скоро» перешли к иному благовествованию. Павел этому удивлялся, это выглядело, будто кто-то их очаровал, загипнотизировал. Но возможно и другое. Лютер истолковывает эту фразу так: «Я не знаю, что теперь с вами делать». И это действительно то чувство, которое должно было у него возникнуть. Что нам делать с отпадающими? С теми, кто свернул с пути Христа и не обнаруживает желания вернуться? Мы не понимаем, что с ними произошло и что теперь делать.
     Какое это жуткое чувство! Бессильной жалости. Парализованной любви. Ты понимаешь: что бы ты ни сделал, ничего не поможет. И от этого отчаяние, тоска непередаваемая, мрачная безысходность. 
 
     Применение
 
     Из нашего отрывка можно извлечь, по меньшей мере, три важных урока.
 
     Настоящее христианство подразумевает тесную эмоциональную связь. 
     И нам нужно становиться ближе друг ко другу. Проводить больше времени вместе, поддерживать друг друга в трудностях. Как члены тела соединены один с другим множеством разных связей: жилами, нервами, кровеносными сосудами, так члены Христова тела должны все больше «прирастать» друг ко другу. Мы видим такое отношение в Павле, и такое же отношение должно быть в нас. 
     Кто-то может возразить: Если так привязываться, то придется страдать. Стоит ли оно того? И ответ – стоит. Во-первых, таков путь Христа. Он связал Свою жизнь с учениками и пострадал за них. А во-вторых, Божья награда намного превзойдет наши жертвы. Павел страдал так, словно мучился родами. Но когда роды заканчиваются, приходит счастье.
 
     Отношение людей к пастору должно определяться учением.
     Джон Стотт писал:
     Чем определяется отношение собрания к своему служителю? Прежде всего, оно не должно определяться его внешностью. Он может быть уродлив (каким, согласно традиции, был Апостол Павел) или красив. Он может быть физически крепким или болезненным, как Павел во время прихода в Галатию. Он может быть приятным человеком, а может производить весьма отталкивающее впечатление. Он может обладать выдающимися дарованиями или быть просто преданным человеком без особого блеска. Но отношение к нему людей не должно зависеть от его внешности; они не должны льстить ему, если находят его привлекательным; не должны и презирать или отвергать, если он таковым не является. Галаты воспротивились искушению позволить внешнему виду Павла повлиять на их отношение к нему. Так же должны поступать и сегодняшние общины…
     Вместо этого, отношение собрания к своему служителю должно определяться его верностью апостольскому посланию… В сегодняшней церкви апостольскому слову оказывается мало почтения. Часто современных верующих больше занимает «техника» проповеди, манеры проповедника или его голос, долго ли он проповедует, хорошо ли его слышно, можно ли его понять и с ним согласиться. И нередко после проповеди они с наслаждением критикуют и разбирают ее по косточкам… Большинству современных христианских общин следует быть более бдительными, смиренными и жаждущими, слушая проповедь Слова Божьего».
 
     Мне вспоминается наш старый пастырь, Петр Андреевич. Я выслушал о нем много неприятного. У него было много недоброжелателей, и большинство из них были любители поговорить. Я наслушался много всяких обвинений. И про его жизнь, и даже про его смерть. Например, говорили: «Как страшно он умирал! Христиане так не умирают. Долго мучился».
     Но на меня это не подействовало. Почему? Потому что я видел в нем то, что вижу в апостоле Павле, каким он предстает в нашем сегодняшнем тексте. Во-первых, чистое учение о спасении, и во-вторых, любовь. Он был немощный человек и, несомненно, ошибался. Но в нем действовала благодать. Он говорил истину с любовью. Братья и сестры, если я буду таким, верным учению и любящим, принимайте меня. Если я перестану быть таким, обличайте меня. Если я не послушаю, отвергайте меня. 
 
     Мы обязательно должны обратить внимание на Христа в этом тексте.
     Мы много говорили про любящего Павла, наивных галат и коварных лжеучителей. Но не обратили внимания на Того, Кто важнее их всех вместе взятых. И снова хочу процитировать Джона Стотта. Очень уж хорошо он сказал:
 
     Обратите внимание на упоминания о Христе в стихах 14 и 19. Стих 14: «Вы... приняли меня... как Иисуса Христа». Стих 19: «Я снова в муках рождения, доколе не изобразится в вас Христос!» Люди не должны обращать внимание на внешность пастора, для них важно понять, говорит ли через него Христос. А пастор должен думать не о благосклонности людей, а о том, чтобы в них изобразился Христос. Церкви нужны прихожане, которые, слушая своего пастора, слушают послание Христа; ей нужны пасторы, которые, трудясь среди верующих, стремятся запечатлеть в них образ Христов. Только когда пастор и его паства таким образом устремляют свой взгляд на Христа, их взаимные отношения останутся здоровыми, принесут благо и будут угодны Всемогущему Богу.
 
     Итак, применение касается нашего отношения друг ко другу (нам нужно укреплять связи), нашего отношения к пастырям (главное – чему он учит) и нашего отношения ко Христу (ориентир всегда на Него). 
 
     История Осии и Гомери закончилась хорошо.
     Как закончилась история Павла и галат мы не знаем.
     Но главное, как закончится история наших взаимоотношений друг с другом, с пастырями и со Христом.
 
ФайлЗагрузить: История взаимоотношений (Гал. 4:12-20)

Размер файла: 21 900 Кб

Загружено: 3