Проповеди | Евангелие от Павла (Гал. 1:10-20)
Новые проповеди
Мои аудиозаписи

 

10 У людей ли я ныне ищу благоволения или у Бога? Людям ли угождать стараюсь? Если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом Христовым. 
11 Возвещаю вам, братья, что Евангелие, которое я благовествовал, не есть человеческое,
12 ибо и я принял его и научился не от человека, но через откровение Иисуса Христа.
13 Вы слышали о моем прежнем образе жизни в иудействе, что я жестоко гнал Церковь Божию, и опустошал ее,
14 и преуспевал в иудействе более многих сверстников в роде моем, будучи чрезмерным ревнителем отеческих моих преданий.
15 Когда же Бог, избравший меня от утробы матери моей и призвавший благодатью Своей, благоволил
16 открыть во мне Сына Своего, чтобы я благовествовал Его язычникам, я не стал тогда же советоваться с плотью и кровью
17 и не пошел в Иерусалим к предшествовавшим мне апостолам, а пошел в Аравию и снова возвратился в Дамаск.
18 Потом, спустя три года, ходил я в Иерусалим видеться с Петром и пробыл у него дней пятнадцать.
19 Другого же из апостолов я не видел никого, кроме Иакова, брата Господнего.
20 А в том, что пишу вам, – пред Богом не лгу.
 
     15 июня 1520 года римский папа подписал буллу, осуждающую Мартина Лютера. Булла называлась Exsurge Domine (Восстань, Господи!).
     Говорят, в то время папа Лев X охотился на дикого кабана. Но охота оказалась неудачной, кабан ушел виноградниками. В булле говорилось: «Восстань, Господи… на дикого вепря, который опустошает виноградник Господень». Под вепрем подразумевался Лютер.
     Очень примечательно, что в этой булле папа обвинял Лютера в том, в чем следовало обвинить самого папу. Понтифик утверждал, что Лютер разоряет церковь. В то же время сам папа обирал верующих индульгенциями, против которых выступил Лютер. И без того нищие католики отдавали последние деньги, чтобы спасти от загробных мук своих близких. На эти деньги построили великолепный Собор Петра и Павла – главное сооружение Ватикана и всей католической церкви. Папа обвинял Лютера в лжеучениях и ересях. В то же время сам папа насаждал совершенно небиблейские учения о чистилище, о спасении собственными делами, о поклонении умершим святым и многом другом.
     Особенной иронией в булле звучат слова: «Восстань, Павел, учением своим и смертью своей просветивший и поныне просвещающий Церковь! Восстаньте, все святые, вся вселенская Церковь, ибо враг нападает на ваше толкование Писания». Ведь именно Лютер высоко поднял учение апостола Павла, ясно истолковал его и указал на его важнейшие истины. 
     Вот он, своеобразный феномен: люди часто обвиняют других в том, чем грешат сами. Почему так происходит? Видимо, потому, что они сознают свой грех, думают о нем. Поэтому и видят его везде. Им кажется, что какие они сами, такие и все другие. «Каждый мыслит в меру собственной распущенности». Фарисеи были хитрыми и обманывали людей показной религиозностью. И догадайтесь, в чем они обвиняли Иисуса! Именно в этом: «Обольщает народ» (Ин. 7:12). 
     Поэтому давайте будем осторожны, предъявляя претензии. Возможно, мы сами в этом виновны. И, с другой стороны, если нас в чем-то обвиняют, то вначале внимательно изучим себя: может быть, обвинения обоснованы. Но если нет, то велика вероятность, что у обвинителя самого «рыльце в пушку».
     Так же было и с Павлом. В чем его обвиняли лжеапостолы? Мы уже говорили об одном из таких обвинений. Они заявляли, что Павел – не настоящий апостол, а самозванец. Абсурд этой ситуации состоит в том, что он-то как раз был настоящим апостолом, а они – самозванцами. То есть, все было с точностью до наоборот.
     И то же касается нашего сегодняшнего отрывка. В десятом стихе можно увидеть еще одно обвинение, которое выдвигали в адрес апостола. Его обвиняли в том, что он ищет благоволения у людей и старается угождать людям. 
     Мы помним, что Павел провозглашал полную отмену ветхозаветного Моисеева закона. Он утверждал, что теперь не нужно совершать обрезание, соблюдать еврейскую кошерную диету, совершать многочисленные омовения, праздновать субботу и так далее. В общем, исполнять закон. И его противники говорили: Мы знаем, почему он так учит! Он открывает широкий путь! Предлагает легкое спасение! Он учит, что можно грешить! Ведь если Моисеев закон отменился, значит, делай что хочешь!
     Печально и забавно, но именно в этом обвиняют нас сегодня современные законники. Мы проповедуем, что спасение дается не по делам, а по благодати – и нам говорят: Значит, теперь можно делать все, что хочешь? Мы учим, что Бог производит в нас хотение и действие – и нам говорят: Значит, теперь и напрягаться не нужно, расслабься, Бог все сделает Сам! Мы утверждаем, что спасение нельзя потерять – и нам говорят: Значит, теперь можно грешить, все равно не погибнешь. Точно такие же обвинения предъявляли апостолу Павлу. Что он ответил? Вот что: «Праведен суд на таковых» (Рим. 3:8). Я сильно подозреваю, что эти обвинители не испытали на себе действие Божьей благодати. Им непонятна духовная жизнь, они смотрят на все с точки зрения грешного человека. Они не могут понять новой природы, силы Святого Духа, возрожденного сердца. Как хищник не может понять травоядных: как это можно не любить мясо и не хотеть убивать?
     И вот, про Павла говорили: Он пытается угождать людям! Он отказался от обрезания, чтобы не отпугнуть язычников! Это ведь болезненная процедура. Вот он и отменил ее, чтобы больше народу к себе привлечь! Он человекоугодник! Он ищет благоволения у людей! 
     Смешно и горько, но именно это делали они сами. Во Втором послании к коринфянам Павел изобличает своих противников, говорит, что они повреждают Божье Слово, поступают с ним как торговцы, прибегают к хитрости, искажают истину (2 Кор. 2:17; 4:1-2), чтобы привлечь больше последователей.
 
     Итак, Павлу предъявили обвинение, что его Евангелие – человеческое, придуманное человеческим умом и предназначенное для угождения людям. Павел дает на это следующий ответ: 
     Если бы я угождал людям, то не был бы рабом Христовым.
     Однажды уже бывшему премьер-министру России Дмитрию Медведеву на форуме с примечательным названием «Территория смыслов» какой-то учитель пожаловался на низкую зарплату. Медведев ответил на всю страну: «Быть учителем – это призвание. А если хочется деньги зарабатывать, то есть масса прекрасных мест, где это можно сделать быстрее и лучше». Эта цитата разлетелась по всему интернету как пример вопиющей бессовестности. Действительно, по отношению к учителям это звучит цинично и унизительно. Но те же самые слова отлично подходят христианам. Быть христианином и тем более христианским служителем – это призвание. А если хочется деньги зарабатывать, так вам не сюда. И если вы хотите славы, то церковь – худшее для этого место. И если ищете популярности, то вы тоже ошиблись адресом. Вас не покажут по телевизору. О вас не напишут в газетах, а если и напишут, то всякие гадости. О вас будет ходить дурная слава среди людей, вас будут сторониться соседи и сотрудники на работе. Павел писал: «Я думаю, что нам, последним посланникам, Бог судил быть как бы приговоренными к смерти, потому что мы сделались зрелищем для мира, для ангелов и людей… Даже доныне терпим голод, и жажду, и наготу, и побои, и скитаемся, и трудимся, работая своими руками. Злословят нас – мы благословляем; гонят нас – мы терпим; хулят нас – мы молимся; мы как сор для мира, как прах, всеми попираемый доныне» (1 Кор. 4:9-13).
     Если бы Павел искал славы и популярности, то он не становился бы рабом Христовым. Что означало в те времена быть христианином? 
     - Иудеи считали вас богоотступниками;
     - Язычники считали вас сумасшедшими 
     - Родственники и друзья отворачивались от;
     - Власти считали вас вредной сектой и притесняли;
     Искателям человеческой славы христианство подходило меньше всего. Павел мог бы продемонстрировать многочисленные шрамы, которыми наградили его люди. Мог бы рассказать о бесконечных преследованиях, тюрьмах, изгнаниях, ненависти, голоде и холоде. Если бы я был человекоугодником, – говорит он, – я бы себе другую судьбу подыскал.
     При этом важно помнить, что до обращения ко Христу у Павла было весьма завидное будущее. Он получил высшее светское образование. Еще лучшее – религиозное. Он учился у самого Гамалиила. Он пользовался авторитетом среди иудеев, был доверенным лицом первосвященника, сосредоточил в своих руках значительную власть. Будущее сулило ему многие радужные перспективы. И вот, он от всего этого отказался. Ради чего? Ради Христа, – говорит он. «Ради Него я от всего отказался и все почитаю за сор, чтобы приобрести Христа» (Флп. 3:8). Если бы Павел искал человеческой славы, то он не придумывал бы «человеческое евангелие». Он бы просто оставался тем, кем был. Он не стал бы рабом Христа. 
 
     Ну, ладно, – могли сказать противники Павла, – пусть будет так. Может быть, Павел и не выдумывал подложное Евангелие. Может быть, он действительно был искренним. Но ведь его могли обмануть другие люди! Кто-то, наверное, внушил ему эту идею, что Моисеев закон теперь не нужен – он и поверил. А теперь ходит и разносит ересь. Ведь много есть искренне заблуждающихся. 
     На это Павел дает еще более убедительный ответ:
     Я научился не от человека, но через откровение Иисуса Христа.
     Замечательно, если у нас есть хороший учитель. Это огромное благословение. Мы видим в Библии много прекрасных примеров ученичества. Иисус Навин учился у Моисея. Елисей учился у Илии. У Павла были ученики Тимофей и Тит. Тем не менее всегда существует опасность, что учитель может передать ученику какие-то заблуждения или искажения. Мы люди, а человеку свойственно ошибаться. Может быть и Павла кто-то неправильно научил? 
     На это апостол однозначно заявляет: Нет! Я узнал Евангелие и научился истинам веры «не от человека, а через откровение Иисуса Христа». Никто не благовествовал Павлу. Никто ему не свидетельствовал, не убеждал и не призывал. Это сделал непосредственно Сам Иисус Христос. И поэтому его учение – не человеческое, а Божье, пришедшее непосредственно с небес от воскресшего Спасителя. 
 
     И дальше Павел представляет три стадии своей жизни. Каждая стадия показывает, что Павел не мог научиться Евангелию у людей. Его мог научить только Бог.
 
     Первая стадия: «Я жестоко гнал церковь Божью и опустошал ее».
     Вначале Павел был гонителем, хулителем и обидчиком. Библия коротко, но живописно описывает его зверства. Лука рассказывает: «Савл терзал церковь, входя в дома, и, влача мужчин и женщин, отдавал в темницу» (Деян. 8:3). Сам Павел говорил о себе: «Я многих святых заключал в темницы, и, когда убивали их, я подавал на то голос. И по всем синагогам я многократно мучил их, и принуждал хулить Иисуса, и, в чрезмерной против них ярости, преследовал даже и в чужих городах» (Деян. 26:10-11).
     Вопрос: мог ли в то время Павел принять учение, что Иисус – это Божий Сын, Христос и Спаситель? И более того, мог ли тогда хоть кто-нибудь убедить Павла, что Моисеев закон не нужен, обрезание отменяется, и Бог принимает язычников наравне с евреями? Такое и представить себе невозможно. Павел «преуспевал в иудействе более многих сверстников…, будучи неумеренным ревнителем отеческих… преданий». Да если бы кто ему только попытался об этом сказать, он тут же схватил бы его и поволок на расправу как это делал с христианами. 
     Он был настолько фанатичен, настолько ослеплен яростью, настолько уверен в своей правоте, что переубедить его могло только одно существо во всей вселенной. Кто? Сам Господь. И мы переходим ко второй стадии.
 
     Вторая стадия: «Бог… благоволил открыть во мне Сына Своего».
     Мы не будем сегодня касаться слов «избравший» и «призвавший». Посвятим этому отдельную проповедь. А сегодня лишь вспомним то драматическое событие, когда лютый ненавистник христиан стал одним из них.
     «Cавл же, еще дыша угрозами и убийством на учеников Господа, пришел к первосвященнику и выпросил у него письма в Дамаск, к синагогам, чтобы, кого найдет следующим этому учению, – и мужчин, и женщин, – связав, приводить в Иерусалим. Когда же он шел и приближался к Дамаску, внезапно осиял его свет с неба. Он упал на землю и услышал голос, говорящий ему: «Савл, Савл! Что ты гонишь Меня?» Он сказал: «Кто Ты, Господи»? Господь же сказал: «Я Иисус, Которого ты гонишь»» (Деян. 9:1-5).
     Савлу явился Сам Христос. Это явление было неотразимым. Видимо, иначе было невозможно. Если бы его учитель Гамалиил стал ему доказывать, что Иисус – Мессия, Савл и его предал бы на смерть. Если бы отец и мать стали убеждать его, что христиане – Божий народ, он наверняка осудил бы и их. И тогда ему явился Сам Христос. 
     Но на этом вторая стадия не закончилась. Павел пишет: «Когда… Бог… благоволил открыть во мне Сына Своего…, я не стал тогда же советоваться с плотью и кровью и не пошел в Иерусалим к предшествовавшим мне апостолам, а пошел в Аравию».
     Было бы разумно ожидать, что после обращения Павел попытается примкнуть к христианам. Или, еще лучше, пойдет к апостолам, чтобы узнать от них содержание христианского учения. Он пошел не в густонаселенный Иерусалим, а в пустынную Аравию.
     Два вопроса: Зачем он туда пошел? Сколько он там пробыл?
     Нам не говорится об этом прямо, но из контекста мы можем сделать некоторые выводы. Павел пошел в Аравию потому, что его туда направил Христос. В книге Деяний во время встречи со Христом между ними произошел такой диалог: Савл «в трепете и ужасе сказал: «Господи! Что повелишь мне делать?» И Господь сказал ему: «Встань и иди в город; и сказано будет тебе, что тебе надобно делать»». Видимо, там, в Дамаске ему было сказано: Иди в Аравию. Сам Павел туда вряд ли бы пошел: что ему там делать? Зато если ему велел Господь, тогда все становится ясно.
     Что Павел делал в Аравии? И в наше время Аравийский полуостров – это полупустыня, мало пригодная для жизни. А в те времена – и того хуже. Людей там практически не было. Что же там произошло? Очевидно, там, в Аравии, будущий апостол Павел и получил откровение Христа – принял от Него Евангелие, которое затем стал проповедовать язычникам. 
     Кстати, небольшая, но интересная деталь. Далее в Послании к галатам Павел пишет, что в Аравии находится гора Синай (Гал. 4:25). Это создает замечательную преемственность. За полторы тысячи лет до этого возле горы Синай Моисей получил от Бога закон. А теперь в той же самой области величайший апостол получил от Иисуса Христа Евангелие. Один завет сменился другим. Старое откровение было заменено на новое.
     Сколько он там пробыл? Опять-таки, точно не сказано. Но в следующем стихе Павел пишет: «Спустя три года». Не исключено, что Павел пробыл в Аравии три года. Подобно тому как другие апостолы три года ходили за Христом по Палестине, так Павел три года учился у Христа в Аравии. Но уже у воскресшего и прославленного. Так что, действительно, он с полным основанием мог сказать: «У меня ни в чем нет недостатка против высших Апостолов» (2 Кор. 12:11).
 
     Третья стадия: «Спустя три года, ходил я в Иерусалим видеться с Петром».
     Только через три года и всего на две недели Павел сходил в Иерусалим и там увиделся с двумя апостолами: Петром и Иаковом. Может быть, здесь будет зацепка? Может быть, это они внушили Павлу «человеческое евангелие»?
     Но увы, тут тоже неувязка. Во-первых, за три года у Павла уже должны были сформироваться убеждения. Во-вторых, за две недели едва ли Петр с Иаковом могли его чему-то всерьез научить. А в-третьих, Петр и Иаков были не те, кого можно назвать отступниками или обманщиками. В их апостольстве никто не сомневался. Их двоих уважали, почитали столпами. Они научить плохому не могли.
     Немного отступая в сторону, скажем, что Петр и Иаков были в мире с иудаистами. Во второй главе мы снова встречаем эти имена, и два столпа церкви предстают перед нами не в самом лучшем свете:
     «Когда же Петр пришел в Антиохию, то я лично противостал ему, потому что он подвергался нареканию. Ибо, до прибытия некоторых от Иакова, ел вместе с язычниками; а когда те пришли, стал таиться и устраняться, опасаясь обрезанных. Вместе с ним лицемерили и прочие Иудеи, так что даже Варнава был увлечен их лицемерием» (Гал. 2:11-13).
     Из этого видно, что Петр и Иаков не хотели идти на конфликт со сторонниками закона. Понять их можно. Они служили иудеям, а иудеи практически все трепетно относились к закону. Когда много лет спустя Павел пришел в Иерусалим, они сказали ему: «Видишь, брат, сколько тысяч уверовавших Иудеев, и все они ревнители закона. А о тебе наслышались они, что ты всех Иудеев, живущих между язычниками, учишь отступлению от Моисея, говоря, чтобы они не обрезывали детей своих и не поступали по обычаям… Сделай же, что мы скажем тебе: есть у нас четыре человека, имеющие на себе обет. Взяв их, очистись с ними, и возьми на себя издержки на жертву за них, чтобы остригли себе голову, и узнают все, что слышанное ими о тебе несправедливо, но что и сам ты продолжаешь соблюдать закон» (Деян. 21:20). Другими словами, они не хотели напряженности и разделений, шли навстречу иудейским сторонникам Моисеева закона.
     И вот, теперь Павел пишет: Да, ходил я в Иерусалим, но виделся там только с Петром и Иаковом. Думаете, это они меня научили, что Моисеев закон христианам не нужен? Это они мне сказали, что не нужно обрезываться? Уж если они могли меня чему научить, так скорее соблюдению закона, чем отступлению от закона! 
 
     И в конце этого отчета Павел торжественно заявляет: «А в том, что пишу вам, пред Богом, не лгу». Это не что иное как клятва. Он призывает Бога во свидетели тому, что говорит правду. И это окончательно утверждает его слова. Автор Послания к евреям сказал: «Люди клянутся высшим, и клятва во удостоверение оканчивает всякий спор» (Евр. 6:16). И Павел завершил свою речь клятвой. Все было именно так. Никто из людей его не учил. Никто из апостолов или рядовых христиан не передавал ему Евангелие. Это сделали Бог Отец, Который открыл Ему Своего Сына, и Иисус Христос, Который в сверхъестественном явлении изложил ему Благую весть о спасении по благодати, через веру, во Христе.
 
     Какие мы можем извлечь отсюда выводы для себя? Мы можем извлечь два вывода. Первый касается апостола Павла, второй – Евангелия.
 
Вывод первый: Нам следует высоко ценить учение апостола Павла.
     Учение Павла – это учение Христа. Слова Павла – это слова Самого Господа.
     Джон Стотт:
     Около столетия назад было очень модным вбивать клин между Иисусом и Павлом. Например, лорд Бивербрук написал небольшую биографию Христа под названием «Божественный пропагандист»… По мнению лорда Бивербрука, [Павел] «по своей природе не способен был понять дух Господа». Он «нанес христианству ущерб и оставил свой отпечаток тем, что стер многие следы Учителя».
     Сегодня не много найдется людей, которые так считают. Однако некоторым кажется, что слова Христа в Евангелиях важнее, чем слова апостола Павла в его посланиях. В некоторых Библиях речь Христа выделена красным. А весь остальной текст – обычный, черный. Мне это категорически не нравится. Создается впечатление, что самое главное в Библии – это то, что Христос сказал во время Своей земной жизни. На самом же деле вся Библия – это Слово Христово. Павел не раз подчеркивал, что он передает не свои слова, а учение Господа:
     «Непрестанно благодарим Бога, что, приняв от нас слышанное слово Божие, вы приняли не как слово человеческое, но как слово Божие, – каково оно есть по истине, – которое и действует в вас, верующих» (1 Фес. 2:13);
     «Мы дали вам заповеди от Господа Иисуса» (1 Фес. 4:2);
     «Ибо это говорим вам словом Господним» (1 Фес. 4:15);
     «Если кто почитает себя пророком или духовным, тот да разумеет, что я пишу вам, ибо это заповеди Господни» (1 Кор. 14:37).
 
     Как-то в разговоре с одним человеком я сказал, что самые важные истины Библии записаны не в Евангелиях, а в Посланиях Павла. На это он возмущенно ответил, что я ставлю Павла выше Христа. Павел – всего лишь человек, а Иисус – Божий Сын, и поэтому то, что сказал Он, несравненно важнее. Конечно же, это не так. Как через Христа в Евангелиях, так и через Павла в Посланиях говорил Святой Дух. Поэтому и там, и там – 100% Божье Слово.
     Но я, все-таки, дерзну утверждать, что истины, записанные Павлом, для нас важнее, чем истины, произнесенные Христом в Евангелиях. Почему? По двум причинам.
     – Христос в Евангелиях учил еще до заключения Нового Завета. Поэтому Его учение часто ближе к Ветхому Завету. Например, Он говорил о том, как приносить жертвы, о десятине, о храме. Про Новый Завет Христос говорил не вполне ясно, скорее намеками, как ветхозаветные пророки. А Павел излагал учение Христа уже после заключения Нового Завета. В его посланиях все изложено четко и ясно.
     – В Евангелиях – молоко, а в Посланиях Павла – твердая пища. В Евангелиях Христос общался с людьми, которые не имели Святого Духа и многого не могли понять. Об этом, кстати, Он несколько раз сказал в Евангелии от Иоанна: «Еще многое имею сказать вам, но вы теперь не можете вместить» (Ин. 16:12). А Павел обращается уже к возрожденным и имеющим Святого Духа. Поэтому Его учение сложнее и серьезнее. Образно говоря, Иисус учил школьников, а Павел – это уже университет.
 
     Вывод второй: Настоящее Евангелие угождает не людям, а Богу.
     В наше время существует множество «человеческих» версий евангелия – тех, которые направлены на угождение людям. В последнем своем послании Павел написал о том, что случится в будущем: «Будет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху; и от истины отвратят слух и обратятся к басням» (2 Тим. 4:3-4).
Сейчас много таких басен и много таких учителей. И сейчас пользуются популярностью и растут именно такие учения – где угождают людям. 
 
     Осенью 2018 года я побывал на конференции для преподавателей богословских учебных заведений. И вот, в один из дней там представили версию «евангелия» в виде презентации Power Point – мол, вот как нужно благовествовать. Что там было? Что «Бог тебя очень любит». Что «Иисус хочет с тобой дружить». И, наконец, что «ты очень ценен и важен в глазах Бога». Ученые мужи, магистры и, вроде как, даже пара докторов богословия сидели и кивали. И я не выдержал. Стал возмущаться. Правда, не во всеуслышание, а за своим столиком. И тогда один «ученый муж» с Курчатовской бородкой посмотрел на меня и сказал: «Что вы возмущаетесь? Здесь все правильно изложено». Я еще попытался возразить, что апостол Павел по-другому проповедовал. Он говорил о человеческом грехе, о Божьем гневе, о том, что нужно спасаться, а не «дружить с Иисусом». «Ученый муж» покровительственно улыбнулся и сказал: «Это теперь не работает. Вы слышали о «Пирамиде Маслоу»?». 
     Конечно, я про нее слышал. Абрахам Маслоу, американский психолог и основатель гуманистической психологии, придумал «пирамиду» – то есть, диаграмму, в которой представлены человеческие потребности. В основании – физические потребности. Следующий уровень – потребность в защищенности. Дальше – потребность в любви и принадлежности. Еще выше – потребность в признании и уважении. 
     «Вот, – сказал мне ученый муж, – пока вы не удовлетворите эти потребности, вас с вашим грехом и спасением и слушать не будут. Поэтому вначале нужно убедить человека, что Бог его любит. Что Иисус хочет с ним дружить. Что он очень важен и ценен для Бога. А уж потом можете ему говорить про спасение». 
     Спорить я не стал. Все логично. И по-научному. И работает! Те, кто это проповедует, имеют успех, люди к ним идут. «Но если бы я сказал: буду рассуждать так, то я виновен был бы» (Пс. 72:15). Против чистого Евангелия. Против апостола Павла. И против Христа, Который послал его проповедовать именно так.
     Павел писал: «Как Бог удостоил нас того, чтобы вверить нам благовестие, так мы и говорим, угождая не людям, но Богу» (1 Фес. 2:4). И я тоже решил пойти этим путем. Не искать человеческой славы и проповедовать Евангелие, которое не на основании пирамиды какого-то психолога, а на основании откровения Христа. 
 
     А «человеческих евангелий» много. К счастью, их легко узнать:
     - Если проповедник льстит вам, говорит то, что приятно для вашего «эго» – это человеческое евангелие.
     - Если в центре проповеди не Христос, не Бог Отец, не Божья слава, а человек с его потребностями, желаниями и мечтами – это человеческое евангелие.
     - Если проповедник пренебрегает Писанием, мало или не по сути обращается к нему, а больше говорит о современных учениях, открытиях, психологии, статистике и тому подобном – это человеческое евангелие.
 
     Если пошарить по интернету, то таких проповедников большинство. Если послушать, что говорится в церквах, то таких проповедей большинство. Если внимательно изучить тех, кто называет себя евангельскими верующими, то таких «христиан» большинство. Ложное евангелие плотского, человекоугоднического христианства наводнило землю. 
     К счастью, есть остаток. Те, которые не осквернились подобной ересью. Или те, которые распознали заблуждение и вышли из него. Давайте постараемся и мы быть в этом остатке, понимать настоящее Евангелие и посвятить себя ему.
ФайлЗагрузить: Евангелие от Павла (Гал. 1:10-20)

Размер файла: 25 000 Кб

Загружено: 28