Проповеди | Крушение скалы (Мк. 14:53-72)
Новые проповеди
Мои аудиозаписи

 

53 И привели Иисуса к первосвященнику; и собрались к нему все первосвященники, и старейшины, и книжники.
54 Петр издали следовал за Ним, даже внутрь двора первосвященника, и сидел со служителями, и грелся у огня.
55 Первосвященники же и весь синедрион искали свидетельства против Иисуса, чтобы предать Его смерти, и не находили.
56 Ибо многие лжесвидетельствовали против Него, но свидетельства эти не были достаточны.
57 И некоторые, встав, лжесвидетельствовали против Него и говорили:
58 «Мы слышали, как Он говорил: „Я разрушу храм этот рукотворный и через три дня воздвигну другой, нерукотворный“».
59 Но и такое свидетельство их не было достаточно.
60 Тогда первосвященник встал посреди и спросил Иисуса: «Что Ты ничего не отвечаешь? Что они против Тебя свидетельствуют?»
61 Но Он молчал и не отвечал ничего. Опять первосвященник спросил Его и сказал Ему: «Ты ли Христос, Сын Благословенного?»
62 Иисус сказал: «Я. И вы узрите Сына Человеческого, сидящего одесную Силы и грядущего на облаках небесных».
63 Тогда первосвященник, разодрав одежды свои, сказал: «На что еще нам свидетели?
64 Вы слышали богохульство. Как вам кажется?» Они же все признали Его повинным смерти.
65 И некоторые начали плевать на Него, и, закрывая Ему лицо, ударять Его, и говорить Ему: «Прореки». И слуги били Его по ланитам. 
 
66  Когда Петр был на дворе внизу, пришла одна из служанок первосвященника
67 и, увидев греющегося Петра и всмотревшись в него, сказала: «И ты был с Иисусом Назарянином».
68 Но он отрекся, сказав: «Не знаю и не понимаю, что ты говоришь». И вышел на передний двор; и запел петух.
69 Служанка, увидев его опять, начала говорить стоявшим тут: «Этот из них».
70 Он опять отрекся. Спустя немного, стоявшие там опять стали говорить Петру: «Точно ты из них, ибо ты галилеянин и наречие твое сходно».
71 Он же начал клясться и божиться: «Не знаю Человека Сего, о Котором говорите».
72 Тогда петух запел во второй раз. И вспомнил Петр слово, сказанное ему Иисусом: «Прежде нежели петух пропоет дважды, трижды отречешься от Меня», – и начал плакать.
 
     Людям нравится сравнивать. Мы сравниваем продукты и товары в магазине. Сравниваем участников состязаний и конкурсов. Сравниваем себя с другими. Нам хочется выбрать лучшее: лучший хлеб, лучшего спутника жизни, иногда лучшую церковь.
     Зная об этом, рекламщики часто прибегают к сравнениям в своих рекламных «произведениях». Сравнивают обычный стиральный порошок и свой фирменный. Или предыдущую модель телефона с новой. Как говорится, «почувствуйте разницу».
     В Библии тоже есть немало сравнений. Живой Бог сравнивается с безжизненными идолами. Церковь сравнивается с миром. Нередко сравниваются конкретные люди: Саул и Давид, Аман и Мардохей, Петр и Павел. 
     В трагических событиях, связанных с предательством и убийством Христа, христиане нередко пытаются сравнивать двух ярких персонажей: Петра и Иуду. Я слышал несколько проповедей, в которых эти два апостола противопоставляются друг другу. Да что греха таить, я и сам одну такую проповедь произнес на заре своего проповеднического поприща. Мол, они, конечно, похожи. Оба упали, но Петр молодец, поднялся, а Иуда – негодяй, не покаялся перед Богом и повесился. 
     Что ж, в повествовании Марка действительно есть противопоставление, только это не противопоставление Петра и Иуды, а противопоставление Петра и Христа. Марк вначале показывает поведение Господа. Оно спокойное и уверенное. А затем – Петр. Дрожащий, смятенный и ничего не помнящий.  Три эпизода с Иисусом Христом, а затем три эпизода с Петром. И тому, и другому задают вопросы. Обоим грозит опасность. Все происходит параллельно, в пределах одного двора. И при этом совершенно разное поведение, разные впечатления.
 
     Христос на суде.
     Против Господа выступают лжесвидетели.
     Марк не говорит, в чем состояли их обвинения, но сообщает, что «многие лжесвидетельствовали против Него». Приходилось ли вам выслушивать лжесвидетельства в свой адрес? Особенно если вас судили? У меня в жизни был скромный эпизод, о котором даже неловко вспоминать, но лучшего примера у меня нет. В молодости я работал грузчиком в магазине «Березина». Там вообще творилось безобразие, достойное судебного разбирательства. Но сегодня не об этом. Однажды испортилось там несколько банок каких-то салатов. Завотделом говорит мне: «Саша, пооткрывай банки, выбрось салаты, а банки составь в моечной». Куда выбрасывать салаты, я не спросил, а решил сам все спустить в унитаз. В результате канализация забилась, вызывали сантехников и чистили. А меня вызвали на ковер к директору. «Куда мне было их девать? – говорю я. – Они же полужидкие». И завотделом заявляет: «Я же тебе говорила: «Выливай в ведра»». Меня аж перетрясло от возмущения. «Какие, – говорю, – еще ведра? Я от вас сейчас про эти ведра в первый раз слышу!» Она на своем: «Я говорила про ведра». И меня такое возмущение взяло, попранная справедливость вопияла из глубин души к святым небесам о восстановлении порядка. Я забыл про христианское терпение и что лучше оставаться обиженным и принялся доказывать, что это поклеп, наговор и клевета. Никто мне ни про какие ведра не говорил, банки дали, ничего не объяснили, а теперь вешают на меня все косяки. 
     Если мы оказывались в подобных ситуациях, то наверняка помним, как внутри все переворачивается от несправедливости, как хочется доказать свою правоту. Как в песне: «Кипит наш разум возмущенный и в смертный бой идти готов». 
     Чувствовал ли подобное Господь? Думаю, что чувствовал даже в большей мере, чем мы. Во-первых, Он был человек, и ничто человеческое Ему не было чуждо. Ему было обидно, когда на Него наговаривали, и Его возмущала клевета. Но, кроме того, Он был Бог. И любая ложь, любой грех вызывали в Нем не только человеческое возмущение, но и Божественное негодование. Бог ненавидит грех намного больше, чем мы. И вот тогда на Него эти «многие» лжесвидетели выливали потоки отвратительной, гнусной, тошнотворной лжи. Несомненно, Христос чувствовал порыв расправить плечи, поднять голову и дать достойный ответ всем сплетчикам. Но Он молчал. Удивительное самообладание. Потрясающая выносливость. Непостижимая стойкость.
     Его обвиняют в посягательстве на храм.
     «Мы слышали, как Он говорил: „Я разрушу храм этот рукотворный и через три дня воздвигну другой, нерукотворный“». Судя по всему, это было самое сильное обвинение, которое могли придумать лжесвидетели. Через несколько часов, когда Господь уже висел на кресте, люди в толпе говорили: «Э! Разрушающий храм и в три дня созидающий! Спаси Себя Самого и сойди с креста». Храм был главной святыней Израиля. Посягательство на храм было тяжелейшим преступлением. За якобы хулу на «святое место сие» побили камнями Стефана (Деян. 6:13). За якобы осквернение «святого места» толпа порывалась растерзать Павла, и с этого начался тюремный период его жизни (Деян. 21:28).
     Так что, во-первых, это было самое тяжкое обвинение против Иисуса в глазах народа. А во-вторых, немного отступая от Евангелия от Марка, скажем, что Господь действительно говорил что-то похожее. Евангелист Иоанн, видимо, желая прояснить ситуацию, приводит Его слова в Своем Евангелии. После того как Иисус выгнал из храма торговцев, иудеи потребовали у Него знамения в подтверждение Его авторитета. И Он сказал: «Разрушьте храм этот, и Я в три дня воздвигну его» (Ин. 2:19).
     И вот, теперь Его слова обратили против Него же. Однако обратим внимание на небольшую, но важную деталь. Христос сказал: «Разрушьте храм этот». А лжесвидетели объявили, что Он говорил: «Я разрушу храм этот». А тут еще первосвященник становится посреди собрания и обращается прямо к Нему: «Что Ты ничего не отвечаешь? Что они против Тебя свидетельствуют?» Это вызов, это требование, это возможность восстановить попранную справедливость и стряхнуть с себя всю отвратительную клевету, которую на Него набросали.
     Господь бы мог сказать: «Это ложь! Я говорил, что не Я, а вы разрушите этот храм. И вообще, Я не имел в виду ваш каменный храм, Я говорил о Своем теле». Но Господь молчал. Я несколько раз слышал стихотворение: «На фарисейские вопросы, не отвечая палачам, Христос в течении допроса предусмотрительно молчал». Какая там, извините, предусмотрительность? Своим молчанием Он рыл Себе могилу. Стал бы защищаться – у него был бы шанс. А молчанием Он отрезал Себе все пути к отступлению, сжигал все мосты. Но в этом-то и была Его цель. Он молчал, чтобы Его осудили, чтобы приговорили и казнили. Он пришел умереть за наши грехи, и теперь твердо шел к Своей цели. Молчанием Он прокладывал себе путь на крест.
     Его спрашивают, Он ли Христос.
     Опять первосвященник спросил Его и сказал Ему: «Ты ли Христос, Сын Благословенного?» Иисус сказал: «Я. И вы узрите Сына Человеческого, сидящего одесную Силы и грядущего на облаках небесных».
     Это единственное, что сказал Иисус первосвященнику и синедриону. Своим ответом Он, что называется, убил сразу трех зайцев. Во-первых, Он показал, что Он нисколечки не боится этих людей и страшной казни. Его предыдущее молчание не было признаком малодушия или трусости. Во-вторых, этими словами Он подписал Себе приговор. Он показал готовность принять смерть за нас. И, в третьих, Господь утвердил важнейшую мысль Евангелия от Марка. Он подтвердил, что Он – действительно Христос, Божий Сын.
     Важнейшей целью Марка было показать и доказать, что Иисус – действительно Божий Сын. Интересно проследить, как эта идея проходит через всю книгу. В первом стихе Марк представляет своего рода заголовок: «Начало Евангелия Иисуса Христа, Сына Божьего». Он с самого начала говорит, что хочет сказать. Затем Христос начинает творить чудеса, и многие бесы, выходя из одержимых, кричат: «Ты Сын Божий!» Гадаринский одержимый говорит: «Что Тебе до меня, Иисус, Сын Бога Всевышнего?» Однако люди этого не видят и не понимают. Они спрашивают друг у друга: «Кто же Сей, что и ветер и море повинуются Ему?» Наконец, на высшем суде главный человек в Израиле, стоя посреди правительства страны, спрашивает: «Ты ли Христос? Сын Благословенного?» И в ответ звучит громкое и уверенное: «Я». В следующей главе языческий воин, римский сотник, глядя на умершего Христа, скажет: «Истинно Человек Сей был Сын Божий» (Мк. 15:39).
     Вот Он перед нами, величественный и спокойный. Он смотрит на этих людей, в руках которых Его судьба. Он знает, что сейчас произойдет, и что будет потом. Но ни один мускул не дрогнул на Его лице, ни одно проявление малодушия не открылось врагам. И, наверное, поэтому, когда был объявлен приговор, они так старались унизить Его, спровоцировать хотя бы на какое-то отчаянное действие. Они плевали на Него, закрывали Ему лицо, били и требовали пророчеств.
 
     Но мы, конечно же, не забыли, что параллельно с этим разворачивается другое действие, главный герой которого – Петр. Здесь много параллелей. Оба заходят во двор первосвященника. Только Христа судят наверху, а Петр находится внизу. Христа окружают высшие чины страны, Петр сидит со слугами. Христа обвиняют в том, что Он богохульник и посягал на храм, Петра – всего лишь в том, что Он «был с Иисусом Назарянином». Ко Христу обращается первосвященник, к Петру – служанка. Петр проходит примерно через то же, что и Христос, но в сильно упрощенном виде. Для него все легче, все проще. Но там, где Иисус ведет Себя уверенно и достойно, Петр проваливается по всем статьям.
 
     О падении Петра пишут все евангелисты. Другие добавляют много интересных деталей. В Евангелии от Луки Христос говорит Петру: «Симон! Симон! Вот, сатана просил, чтобы сеять вас, как пшеницу, но Я молился о тебе, чтобы не оскудела вера твоя; и ты некогда, обратившись, утверди братьев твоих». Иоанн сообщает, что именно Петр отсек ухо рабу первосвященника. Матфей рассказывает, что Петр плакал «горько». Но у Марка история самая пронзительная и душераздирающая. Она производит самое сильное впечатление. Обратим внимание на три важных элемента, которые есть только у Марка.
 
     Разговор со служанкой.
     Вначале к Петру обращается служанка. В греческом языке это слово указывает на молоденькую девушку. Во времена крепостного права в русском языке было такое слово: «девка». Оно означало дворовую прислугу, незамужнюю девушку, которая толком ничего не умела и занималась самой простой работой. К Петру подошел не мужчина и даже не женщина, а так, девка – низшее сословие. От таких обычно отмахивались, их не воспринимали всерьез. И как ведет себя Петр? Он врет! «Не знаю и не понимаю, что ты говоришь». Слова «не понимаю» означают, что Петр был из Галилеи, и тамошний диалект отличался от иудейского. Можно сказать, как белорусский и украинский языки. И Петр притворился, что он «нихт ферштейн», не понимает по-местному. Все он знал и все понимал. Он просто очень испугался этой девчонки и врал, надеясь, что от него отстанут. 
     Какой контраст со Христом! На Спасителя воздвигают многие ложные обвинения, и Он молчит, чтобы Его обвинили и казнили. А на Петра сказали правду, и он лжет, чтобы отгородиться от обвинений и спастись от смерти.
     Это первое наблюдение, которое сильно роняет Петра в наших глазах. Мы читаем и думаем: «Эх, Петр… А с каким же усилием ты говорил: «Хотя бы надлежало мне и умереть с Тобой, не отрекусь от тебя». А тут даже не перед судьями, перед какой-то девочкой так постыдно стал врать и притворяться, что не понимаешь». Но это еще цветочки. Худшее впереди.
     «Петух пропоет дважды».
     Только в Евангелии от Марка Христос говорит Петру: «Прежде нежели дважды пропоет петух, трижды отречешься от Меня».      В других Евангелиях просто: «Прежде нежели пропоет петух», и только Марк сообщает, что, оказывается, петух пел два раза, и Христос подчеркнул, что петух пропоет дважды. Других евангелистов можно понять. Они постарались упростить повествование. Но в Евангелии от Марка дается полная картина. Для чего? Для того, чтобы показать, насколько низко пал Петр.
     Когда петух запел в первый раз? Сразу после первого отречения! Только Петр заявил служанке, что ничего не знает и не понимает, сделал несколько шагов – и петух запел в первый раз. И он ничего не вспомнил.
     Сейчас в мобильных телефонах есть программы, напоминающие о важных встречах или событиях, чтобы человек ничего не забыл. Я ими пользуюсь, хотя часто просто ставлю будильник. Скажем, позвонили мне ребята, обслуживающие пожарную сигнализацию, попросили подъехать в церковь к трем часам. Я навожу будильник на полтретьего, и когда он зазвонит, я тут же вспоминаю, что у меня встреча. Так вот, петух был будильником для Петра.
     Так и хочется воскликнуть: «Петр! Вон твой пернатый тезка кукарекает! Тебе же говорили, что ты до вторых петухов трижды отречешься от своего Господа! Неужели ты ничего не помнишь? Ты же отошел от служанки. На тебя никто не смотрит, тебя ни о чем не спрашивают, можно перевести дух. И вот, будильник сработал!..»
     Но ничего не шевельнулось ни в памяти, ни в сердце Петра.
 
     Последнее отречение.
     Теперь с Петром заговорили люди, стоявшие на переднем дворе. И тот «блестящий» аргумент, который он использовал вначале (что он галилеянин, и не понимает местного наречия), теперь обратили против него же. «Точно ты из них, ибо ты галилеянин и наречие твое сходно». И Петр понял, что сам себе навредил. Ученики Христа почти все были из Галилеи. Его «приперли к стене». И тогда сработал мощный, непреодолимый инстинкт самосохранения. Петр «начал клясться и божиться: «Не знаю Человека Сего, о Котором говорите»».
     Когда-то Христос учил Петра: «Слышали вы, что сказано древним: „Не преступай клятвы, но исполняй пред Господом клятвы твои“. А Я говорю вам: не клянись вовсе» (Мф 5:33-34). В Ветхом Завете было сказано не клясться ложно, а Христос и вовсе запретил клятву. Петр нарушил и то, и другое. 
     Интересное наблюдение. Первосвященник, стоя наверху, спросил Иисуса: «Ты ли Христос, Сын Благословенного?» Почему он не сказал: «Сын Божий»? Потому что евреи трепетали перед Богом настолько, что не позволяли себе даже произносить слово «Бог», поэтому говорили либо «небо», либо «Благословенный», либо еще как-то. И в это же время внизу Петр клялся и божился, что он знать не знает Иисуса, Сына того Самого Бога, которого он призывал во свидетели. То есть, даже первосвященник, судивший Иисуса, выказал больше благоговения перед Богом, чем главный апостол.
     Что тут сказать? Рухнул Петр, раздробилась скала, рассыпалась в пыль. 
     Мы, надеюсь, помним, что свое евангелие Марк писал со слов апостола Петра. Сам Петр рассказал Марку все эти неприглядные подробности. Чего же он хотел? Показать, как глубоко раскаялся? Или представить себя в негативном свете, чтобы люди не делали из него кумира? Нет, целью Петра и, соответственно, Марка было показать сущность человека. 
     За шестьсот лет до этих событий пророк Иеремия представил миру первый рентгеновский снимок сердца человека. И диагноз оказался скорбный: «Лукаво сердце человеческое более всего и крайне испорчено».
 
     Когда-то Господь отступил от прекрасного и благочестивого царя Езекии. «И действовал успешно Езекия во всяком деле своем. Только при послах царей вавилонских, которые присылали к нему спросить о знамении, бывшем на земле, оставил его Бог, чтоб испытать его и открыть все, что у него на сердце». И Езекия, движимый гордостью, стал водить вавилонских послов по всем своим палатам и сокровищницам, показывая, чего он достиг. 
     Так и здесь, Господь оставил его на короткое время, и тут же обнаружилось, что Петр – это колосс на глиняных ногах. Что вся его сила, самоуверенность и напор ничего не стоят.
     И когда петух запел во второй раз, как вы думаете, Петр сам вспомнил слова Господа? Лука пишет, что Иисус, повернувшись, взглянул на Петра, и тогда он вспомнил Его слова. То есть, если бы не взгляд Христа, не прикосновение Святого Духа, то Петр бы, вероятно, еще очень не скоро вспомнил и осознал бы, что случилось. Так бы и жил в полной уверенности, что все в порядке, и что он молодец. 
     Так и живут миллиарды современных людей, не думая, что они оскорбляют Бога и распинают Его Сына. Так живут многие люди, называющие себя христианами. В полной уверенности, что они прекрасные, замечательные, добрые и сердечные существа. И бесконечно кричат петухи Божьих предупреждений. И никто не слушает.
     Давид молился: «Рассуди меня, Господи, ибо я ходил в непорочности моей... Проверь меня, Господи, и испытай меня; расплавь внутренности мои и сердце мое» (Пс. 25:1-2). Кто-то сказал, что нам нужно быть осторожными в своих молитвах, на них порой приходят ответы. Давид просил Господа проверить Его, и Бог позволил ему увидеть с крыши купающуюся женщину. И все – крах. 
     Если бы Господь на короткое время оставил меня, знаете, что произошло бы? Я тут же впал бы в какой-нибудь безобразный и отвратительный грех, да еще и не один. Я бы тут же Его забыл и занялся чем-нибудь постыдным и мерзким. И то, что я сейчас стою перед вами, – это только потому, что Он меня сохранил, и Он меня поддержал.
 
     На примере противопоставления Иисуса и Петра показана разница между Богом и человеком.
 
     Пример: повесть Василя Быкова «Сотников».
     По сюжету, двое партизан идут на задание. Их фамилии – Сотников и Рыбак. Сотников – простуженный интеллигент, не приспособленный к суровой военной жизни. А Рыбак – опытный и сообразительный. Поначалу он производит очень хорошее впечатление.
     Но вот, их ловят немцы. Сотников на допросах молчит и ничего не выдает. Ему ломают пальцы и вырывают ногти, но ничего не добиваются. А Рыбак придумывает всякие хитрости, изворачивается и врет, чтобы избежать смерти. В повести подробно показаны переживания Рыбака. По сути, не Сотников, а он – главный герой. Быков рассказывает, как он оправдывает себя, как закапывается все глубже и глубже, пытаясь спасти собственную жизнь.
     Наконец, Сотникова приговаривают к повешению, а Рыбак, боясь смерти, соглашается стать полицаем. Сотникова вешают. Рыбак, тяготясь своего предательства и дойдя до отчаяния, хочет сам повеситься в дощатой уборной. Но и этого у него не получается. Человек, который вначале вызывал уважение и расположенность, в конце сильно разочаровывает.
     У меня нет точных данных, но такое чувство, что Быков писал свою повесть с Христа и Петра. В книге много параллелей с Библией, и есть даже сама Библия. Есть повешение, и отречение, да и Петр был рыбаком.
     Так вот, мы все – такие «рыбаки». Мы цепляемся за свою жалкую жизнь. Мы хитрим и изворачиваемся, чтобы не потерять своих сомнительных благ. Мы стараемся хорошо выглядеть. Но стоит прийти серьезным испытаниям – и мы все показываем себя далеко не с лучшей стороны. Потому что наша лучшая сторона – крашеный фасад, который, стоит по нему стукнуть, тут же разваливается.
     Петр – лучший из апостолов. Во всех списках апостолов он – первый. Из трех главных (Петр, Иаков, Иоанн) он – первый. Это он сказал Иисусу: «Ты Христос». Это он был самый инициативный и смелый. Но даже самый лучший оказался, простите за это слово, ничтожеством. Я бы, наверное, не посмел так говорить, если бы не одно «но». Так говорит сама Библия.
     «Лучший из них – как терн, и справедливый – хуже колючей изгороди» (Мих. 7:4).
     «Сыны человеческие – только суета; сыны мужей – ложь; если положить их на весы, все они вместе легче пустоты» (Пс. 61:10)
     «Все народы пред Ним как ничто, менее ничтожества и пустоты» (Ис. 40:17).
 
     Почему Петр так себя повел? Если рассуждать поверхностно, то можно сказать: Потому что не бодрствовал и не молился. Но это ответ слишком простой. Петр действительно не бодрствовал и не молился, однако причина его падения – намного глубже. Она в окаменевшем сердце, в ожесточении души. 
 
     Какой вывод мы можем сделать из рассмотренного противопоставления? Его уже сделал апостол Павел в Послании к Римлянам: «Бог верен, а всякий человек лжив» (Рим. 3:4). Вот перед нами два «персонажа»: Христос и Петр. На кого мы можем положиться? Кому довериться? С кем пойдем в разведку? Конечно, со Христом. Так вот, Христос – это Христос, а Петр – это все мы. Нам нельзя полагаться на себя, мы обязательно подведем и себя, и других. А нужно как можно больше на Бога. Как это выглядит на практике? Вот три совета:
     - Не обещайте. Петр много обещал, но ничего не сделал. Мы сможем сдержать свои обещания только если это позволит нам Господь. Мудрый совет дал Иаков: «Теперь послушайте вы, говорящие: «Сегодня или завтра отправимся в такой-то город, и проживем там один год, и будем торговать и получать прибыль», – вы, которые не знаете, что случится завтра; ибо что такое жизнь ваша? Пар, являющийся на малое время, а потом исчезающий. Вместо того чтобы вам говорить: «Если угодно будет Господу и живы будем, то сделаем то или другое», – вы, по своей надменности, тщеславитесь; всякое такое тщеславие есть зло» (Иак. 4:13-16).
     Конечно, мы можем строить планы, но при этом должны ясно сознавать, что мы сможем их осуществить только если это позволит нам Бог.
     - Молитесь. 
     Каждый день просите Бога, чтобы Он направил и сохранил.
     Каждый день нам нужно начинать с молитвы. И в этой молитве просить Господа: «не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого». Почему? Потому что если Господь введет в искушение, то мы упадем. Если не избавит от лукавого, то дьявол нас победит. Нам нужно сознавать свою слабость и цепляться за Христа всеми силами.
     Молитесь, чтобы Господь менял сердца и воспитывал характер.
     Петр, конечно, всю жизнь был Петром, со своим характером и слабостями. Были у него и другие не красящие его происшествия, как, например, описано в Послании к Галатам. И тем не менее, он менялся. В книге Деяний мы видим, как тот же Петр смело исповедует свою веру во Христа перед синедрионом. Там есть примечательные слова: «Видя смелость Петра и Иоанна и заметив, что они люди некнижные и простые, они удивлялись; между тем узнавали их, что они были с Иисусом» (Деян. 4:13). Это те же слова, что сказала служанка: «И ты был с Иисусом». Но теперь Петр дерзновенно обличает священников и книжников. Почему? Потому что Господь изменил его Своим Духом. 
     Изменил его – может изменить и нас. Нужно только об этом молиться.
     - Держитесь Христа. 
     Если мы проводим много времени с каким-то человеком, то становимся на него похожим. Мужья и жены с годами становятся больше похожими друг на друга. Два года назад мы отпраздновали серебряную свадьбу. За прожитые годы мы многое переняли один у другого. И, что особенно приятно, я считаю, мы переняли друг у друга не худшие, а лучшие качества. 
     И то же самое происходит в случае со Христом. Чем больше мы Его узнаем, чем больше с Ним общаемся, тем больше становимся на Него похожими. Его спокойствие, твердость, мужество, самопожертвование переходят и отражаются в нас.
 
 
ФайлЗагрузить: Крушение скалы (Мк. 14:53-72)

Размер файла: 27 900 Кб

Загружено: 33