Проповеди | В трех шагах от рая (Мк. 12:28-34)
Новые проповеди
Мои аудиозаписи

28 Один из книжников, слыша их прения и видя, что Иисус хорошо им отвечал, подошел и спросил Его: «Какая первая из всех заповедей?»
29 Иисус отвечал ему: «Первая из всех заповедей: „Слушай, Израиль! Господь, Бог наш, есть Господь единый;
30 и возлюби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всей душой твоей, и всем разумением твоим, и всей крепостью твоей“ – вот первая заповедь!
31 Вторая подобна ей: „Возлюби ближнего твоего, как самого себя“. Иной, большей этих, заповеди нет».
32 Книжник сказал Ему: «Хорошо, Учитель! Истину сказал Ты, что один есть Бог и нет иного, кроме Него;
33 и любить Его всем сердцем, и всем умом, и всей душой, и всей крепостью, и любить ближнего, как самого себя, есть больше всех всесожжений и жертв».
34 Иисус, видя, что он разумно отвечал, сказал ему: «Недалеко ты от Царства Божьего». После того никто уже не смел спрашивать Его.
 
 
     На календаре был вторник,  день в Иерусалиме выдался жаркий. Мы не знаем, какой была погода, но во дворе храма разгорелись жаркие дебаты, горячие споры. Краснели лица, кипели страсти. К Иисусу Христу один за другим подходили представители четырех самых видных слоев иудейского общества. Вначале пришли первосвященники, олицетворявшие власть. И, конечно же, они задали вопрос, касавшийся власти: «Какою властью Ты это делаешь?». Потом подошли фарисеи, самая популярная в народе религиозная группа. И задали вопрос, который вызывал наибольший резонанс в народе: «Позволительно ли давать подать кесарю?» Вслед за ними подошли саддукеи, самые культурные и прогрессивные люди своего времени. Они задали вопрос о семи братьях и одной жене – вопрос, построенный на логических рассуждениях. А последним подошел представитель еще одной группы – книжников. 
     Если первосвященники были представителями власти, фарисеи – представителями народа, саддукеи – представителями интеллигенции, то кем были книжники? Они были представителями богословия. И, конечно же, книжник задал вопрос, связанный со священной книгой: «Какая первая из всех заповедей?»
 
     О книжниках.
     Слово книжники (евр. «соферим», греч. γραμματεΐς) буквально означает «писцы». Это были люди, которые занимались книжной работой. Они переписывали книги Священного Писания и толковали Моисеев Закон. Из всех религиозных евреев они знали Писание лучше всех. Именно к книжникам обратился Ирод, когда захотел узнать, «где должно родиться Христу». И они дали ему совершенно правильный ответ: «В Вифлееме иудейском, ибо так написано…» У евреев книжники были богословами и юристами. Они придерживались буквального толкования закона, строго следовали его предписаниям.
     В Библии понятие «книжник» довольно противоречиво. С одной стороны, там есть хорошие книжники. Самый известный пример – Ездра. О нем в Библии сказано так: «Он был книжником, сведущим в законе Моисеевом, который дал Господь, Бог Израилев… благодеющая рука Бога его была над ним, потому что Ездра расположил сердце свое к тому, чтобы изучать закон Господен, и исполнять его, и учить в Израиле закону и правде» (Езд. 7:6-10). Это самое лучшее изложение устава книжников. Смыслом их жизни было «изучать закон Господен, и исполнять его, и учить». В Новом Завете есть ряд книжников, выглядящих очень положительно. «Один книжник, подойдя, сказал Ему: «Учитель! Я пойду за Тобою, куда бы Ты ни пошел»» (Мф. 8:19). Сам Христос однажды употребил слово «книжник» в положительном смысле: «Вот, Я посылаю к вам пророков, и мудрых, и книжников; и вы иных убьете и распнете, а иных будете бить в синагогах ваших и гнать из города в город» (Мф. 23:34). 
     Однако, с другой стороны, подавляющее большинство книжников, о которых говорится в Новом Завете, не знали Бога. Тот же Христос сурово порицал их. После «прений» в храме Он сказал ученикам: «На Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи… связывают бремена тяжелые и неудобоносимые и возлагают на плечи людям, а сами не хотят и перстом двинуть их» (Мф. 23:2, 4). И далее следует семикратное «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры». Вместе с фарисеями книжники организовали убийство Господа. 
     Книжники времен Христа попались в ту же ловушку, в которую сегодня попадают многие служители христианского образования, руководители и преподаватели семинарий и библейских институтов. Они хорошо знали Писание, подробно изучали его, но именно это и стало для них камнем преткновения. Они стали изучать Библию не для познания Бога, а ради самой Библии. Слово Божье стало для них предметом академического интереса. Они спорили о значении слов, сопоставляли разные тексты, погружались в особенности языка, стиля, формы и, не сознавая того, забыли о Боге! Он дал Писание, чтобы люди через Слово смотрели на Него. А книжники вместо этого стали «книжными червями». Какой печальный парадокс: знать Слово и не знать Бога!
     Писание должно было служить лестницей, по которой человек поднимается в небо, приближается к Богу. Но книжники вместо того чтобы устремиться ввысь, стали изучать лестницу. Писание должно было служить телескопом, в который человек мог бы рассмотреть высокий и превознесенный Божий престол и утреннюю звезду Мессии. А книжники занялись изучением устройства телескопа, чисткой его механизма и оптики, но забыли, что в телескоп нужно смотреть! Писание должно было служить письмом от Бога, Который открывал человеку Себя. А книжники увлеклись исследованием бумаги, химического состава чернил, особенностей почерка. Смысл написанного стал им неинтересен. Образованные, грамотные люди, они создали себе свой академический мир и жили в нем, довольные и гордые тем, что они умнее других. 
     Вот, например, чем они занимались: «За годы исследований раввины определили, что, как Декалог (Десять заповедей из книги Чисел) на древнееврейском языке состоит из 613 букв, так и Пятикнижие (пять книг Моисея) содержит 613 отдельных законов. Такой буквенный подход, как его иногда называют, был весьма популярен и считался ценным инструментом для толкования Писания. Раввины разделили эти 613 законов на две группы – утвердительные и отрицательные, полагая, что существует 248 утвердительных законов (один на каждую часть человеческого тела) и 365 отрицательных (один на каждый день года)» (Джон МакАртур, Толкование на Евангелие от Матфея).
     Господь не запрещает быть книжником. Напротив, Он хочет употреблять книжников, посылать их к людям. Великие деятели Реформации, Лютер, Кальвин, Цвингли – все они были высокообразованными людьми. Они знали языки, много писали, читали, преподавали. Но «книжничество» занимало правильное место в их жизни. Оно было средством, а не целью. Инструментом, а не смыслом жизни. А целью, смыслом, сутью был Бог, Которого они любили больше всего и Которому посвятили свое образование, свои исследования и самих себя.
     Если бы мы спросили книжников времен Христа, какова их главная любовь, они бы наверняка ответили: «Писание». И такой ответ был бы одновременно прекрасен и ужасен. Прекрасен, потому что любить Писание действительно нужно. Древний автор писал: «Как люблю я закон Твой! Весь день размышляю о нем» (Пс. 118:97). Но также и ужасен, потому что прежде всего и больше всего нужно любить Бога! Все, что становится впереди Бога, превращается в идола. Идолом может стать не только семья, дом, работа, машина, огород, телевизор, компьютер. Идолом может стать и церковь, и служение, и Библия – если все это станет выше Бога.
 
     Вопрос книжника
     Из всего Писания книжники особенно любили и уважали Закон Моисея. За это их порой называли законниками. Поэтому, естественно, закон книжника касался закона. «Какая первая из всех заповедей?» – спросил он.
     Почему книжники интересовались вопросом, какая заповедь первая, то есть главная? Я слышал интересное мнение на эту тему. Книжники понимали, что закон слишком обширен и сложен. Целиком его исполнить невозможно. Значит, нужно постараться исполнить самое главное. Когда у нас много дел, и мы всего физически не сможем сделать, то правильно браться за самое главное. А что самое главное в Божьем законе? На эту тему они вели продолжительные споры. Когда выдвигалось какое-то мнение, оно тут же подвергалось оспариванию.
 
     Ответ Иисуса
     Что же скажет Иисус? Какую из шестисот тринадцати заповедей выберет? И Он сказал: «Первая из всех заповедей: „Слушай, Израиль! Господь, Бог наш, есть Господь единый; и возлюби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всей душой твоей, и всем разумением твоим, и всей крепостью твоей“ – вот первая заповедь! Вторая подобна ей: „Возлюби ближнего твоего, как самого себя“. Иной, большей этих, заповеди нет».
     «Второзаконие 6:4-9 был одним из четырёх текстов Писания, которые переписывались на кусочки пергамента и помещались в филактерии. Еврейские мужчины носили филактерии во время молитвы на лбу и на левой руке. 
     Поэтому Господь Иисус говорил: «Заявляю вам, что наибольшая заповедь – это заповедь Моисея, которую вы все цитируете наизусть и которую многие из вас повязывают на руку и лоб каждый день»» (Джон МакАртур, Толкование на Евангелие от Матфея).
 
     Обратим внимание на две особенности ответа Христа или, вернее, цитаты, которую Он привел из книги Второзаконие.
     Приказ любить
     Это первое в Библии, но далеко не последнее повеление любить. «Любите и вы пришельца, ибо сами были пришельцами в земле египетской» (Втор 10:19). Христос говорил: «Да любите друг друга» (Ин. 13); «Любите врагов ваших…» (Мф. 5). Петр писал: «Братство любите» (1 Пет. 2:17). Павел: «Мужья, любите своих жен». Иоанн, апостол любви, писал на эту тему больше всех, снова и снова повторяя «новую заповедь… чтобы мы любили друг друга» (2 Ин. 1:5).
     Мы привыкли, что любовь – это что-то от нас не зависящее.
     Настанет день и час – любовь к тебе придет, зови иль не зови.
     Где встретишь ты ее – не знаешь наперед: темны пути любви.
     Но Бог в Библии говорит, что все не так. Не любовь нами управляет, мы управляем любовью. Мы можем полюбить, если поставим перед собой такую задачу. 
     «Ахеб, еврейское слово, переводимое во Втор. 6:5 как любовь, означает в основном акт разума и воли – решение заботиться о благосостоянии чего-то или кого-то. Эта любовь может содержать в себе сильное чувство, но её отличительное качество – посвящение и преданность сделанному выбору». (От Матфея, комментарии МакАртура).
     Любить всем существом
     Многие толкователи не советуют разделять сердце, душу, разумение и крепость. Все эти слова указывают, что любить Бога нужно всем своим существом.
     Хотя мы можем немного и поразмышлять. В чем разница, например, между сердцем и душой? По Библии, сердце – это внутренняя сущность человека, его самосознание. «От избытка сердца говорят уста», «Из сердца человеческого исходят злые помыслы». «Больше всего хранимого храни сердце твое». Полюбить Бога всем сердцем значит полюбить Его всей внутренней сущностью. Душа имеет больше отношения к чувствам, эмоциям. Именно это слово употребил Иисус, когда в Гефсиманском саду сказал ученикам: «Душа Моя скорбит смертельно» (Мф. 26:38). Дальше следует «разумение», то есть, ум. Некоторые люди больше руководствуются чувствами, другие – холодным рассудком. Обычно женщины более чувственны. Но Христос говорит: чем бы вы ни руководствовались, чувствами или разумом, вам нужно возлюбить Господа всем, что у вас есть – всеми чувствами и всем разумением. И добавляет в конце: «и всею крепостью». Любить Бога нужно изо всех сил. Что вы делали изо всех сил? 
     Говорят, когда женщины рожают, их просят тужиться изо всех сил. Так что порой лопаются капилляры, и под кожей образуются кровоподтеки. А мужчины когда соревнуются друг с другом, бегают, плавают или борются, тоже стараются изо всех сил. И вот так, всею крепостью, – говорит Христос, – нужно любить Бога.
 
     Любовь к Богу – основание жизни христианина. Нередко верующие хотят узнать конкретную волю Божью для своей жизни: куда пойти работать, где поселиться, вступать ли в брак с этим человеком, каким служением заниматься? На все эти вопросы замечательный ответ дал Августин: «Люби Бога – и делай, что хочешь». Если мы любим Бога, то эта любовь подскажет нам самый лучший путь.
     Заповедь о любви к ближнему Христос назвал «подобной» заповеди о любви к Богу. Чем она подобна? Для ее выполнения нужно то же действие. Нужно дать себе установку, отдать себе приказ: любить.
     Мы обычно любим за что-то. Но в том-то и дело, что любить нужно не за что-то. Любовь должна быть безусловной. «Кто говорит: «Я люблю Бога», а брата своего ненавидит, тот лжец; ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит?» (1 Ин. 4:20).
Две важнейшие заповеди поражают своей простотой и своей грандиозностью. Они просты, так что понять их может и ребенок. И они грандиозны, потому что всеохватывающи.
 
Ответ книжника заслуживает особого внимания
 
     Это хороший ответ. Марк дальше пишет, что он «разумно отвечал», и Господь похвалил его. 
     «Хорошо, Учитель».
     Иисус не был книжником. Он не обучался в раввинских школах, не участвовал в законнических спорах. Образованные книжники не считали Его учителем. «Этот народ – невежда в законе, проклят он», – говорили они (Ин. 7:49). Но здесь, под впечатлением ответа Христа, книжник проявил удивительную непредвзятость. «Хорошо, Учитель», – сказал он. В его среде это было высшей похвалой. 
     Он сумел отказаться от предубеждений. Большинство книжников относилось ко Христу отрицательно. Но этот человек сумел пойти наперекор общей массе и прилюдно признать мудрость Господа.
     Мы склонны держаться за свой авторитет и неохотно признаем, что кто-то правее или разумнее нас. Но нам нужно прежде всего ценить не авторитет, а истину. Истина может прозвучать из уст любого человека: молодого, необразованного, даже неверующего. В каждом из нас есть частичка гордости, которая мешает принять истину, если она исходит от того, кто ниже нас. Наш книжник – замечательный пример того, как нужно ценить истину. И уметь сказать тому, кто не достиг наших высот: «Хорошо… Истину сказал ты».
     «Один Он есть».
     Книжник не произнес слова «Бог». Еврейская традиция такова, что они стараются не употребить святого слова впустую. Нам бы тоже об этом следовало задуматься. Меня, например, коробит, когда верующие произносят слово «Бог», не особо задумываясь или благоговея. Например, на прощание бегло бросают: «С Богом». Или, еще хуже, учат детей: «Скази “Зь Богам!”» Перед Божьим именем нужно благоговеть.
     «Больше всех всесожжений и жертв».
     Почему книжник заговорил о всесожжениях и жертвах? Мы помним, что книжники считали трудные заповеди более важными, чем легкими. А какие заповеди были самыми трудными? Те, которые обходились дороже других. А обходилось дороже? За что нужно было платить большие деньги? За жертвы, и особенно всесожжения. Всесожжение – это жертвоприношение, при которых животное сжигалось целиком. При других жертвах часть мяса жертвователь употреблял в пищу. От всесожжения на еду не оставалось ничего. Следовательно, это была самая дорогая жертва. Когда человек приносил жертву всесожжения, это вызывало у окружающих благоговейное уважение. Вот это молодец! Не пожалел целого быка!
     Но любить Бога всем сердцем и душой и любить ближнего как самого себя – «больше всех всесожжений и жертв» вместе взятых. Это и есть наивысшая жертва и наилучшее служение. Любовь больше жертв, выше обрядовой чистоты, важнее соблюдения праздников.
 
     Давайте проверим свою любовь к Богу и людям.
     Начнем с любви к Богу. Зададим себе несколько вопросов:
     • О чем я чаще всего думаю?
     Ученый, который любит науку, думает о науке. Мать, которая любит детей, думает о детях.
     • Что мне снится по ночам?
     Необязательно должен сниться Бог или Христос, зато может сниться служение, молитва. Снится ли церковь? Братья и сестры, общие дела.
     • Сколько времени я уделяю Богу и ближним?
     Можно составить список. Не включать необходимые вещи, а такие, которые не обязательны: Телевизор, интернет, хобби. Сюда же включить: Изучение Библии, молитву, церковные собрания, домашние группы, посещение братьев и сестер. Какое соотношение?
 
     Заповедь любить Бога и ближнего должна и для нас быть на первом месте. Нам нужно проводить больше времени с Богом и друг другом. Нужно ценить людей больше, чем «религиозную деятельность». «Все у вас да будет с любовью», – писал Павел (1 Кор. 16:14).
     Давайте поставим перед собой эти две цели: любить Бога всем сердцем и любить ближних как самих себя. Давайте постоянно напоминать себе, что это – главные Божьи заповеди. Когда придется принимать решения, вспомним, что наши решения должны диктоваться любовью. Когда у нас возникнут конфликты или разногласия, вспомним, что в их разрешении нами должна руководить любовь.
     Через некоторое время, возможно, в тот же вторник или днем позже, в среду ученики могли увидеть пример такой любви. Христос был в Вифании, в доме Симона прокаженного, когда туда пришла женщина с дорогим сосудом, полным драгоценного мира. Она разбила сосуд и стала поливать миром голову Христа. Почему она это сделала? Из любви. Ей ничего для Него не было жалко. 
     А ученики вознегодовали. Благовоние стоило целую годовую зарплату. По нынешним меркам, несколько тысяч долларов. В их сердцах не было ни любви ко Христу, ни любви к этой женщине. На кого больше похожи мы: на нее или на них?
 
     Но кроме всего вышесказанного нам обязательно нужно обратить внимание на последние слова Христа, обращенные к книжнику: «Недалеко ты от Царства Божьего».
     «Недалеко» – о чем говорит это слово? 
     С одной стороны, это похвала. Книжник разумно отвечал. Он согласился с Христом. Он сознавал, что всесожжения и жертвы – это не главное в Божьем законе. Он проник в суть Божьих заповедей. Около тридцати лет спустя Павел написал: «Любовь есть исполнение закона» (Рим. 13:…).
     С другой стороны, «недалеко» значило, что книжнику еще предстоит пройти определенный путь, чтобы войти в Божье Царство.
 
     Какие шаги должен был пройти этот человек?
     1. Попытка любить Бога всем сердцем и ближнего, как самого себя.
     Всем сердцем и всей крепостью означает, что в сердце не должно остаться места ни для чего другого.
     Почему Христос начал не сразу с заповеди «Возлюби», а процитировал предыдущее предложение: «Слушай, Израиль! Господь, Бог наш, Господь един есть»? Не должно быть других богов и господ в нашей жизни. Господу должно принадлежать все сердце и вся душа. Он не только единственный Бог во вселенной, Он должен быть единственным Господином в нашей жизни. 
     2. Осознание своей греховности и неспособности исполнить заповеди.
     Никто и никогда не любил Бога всем сердцем и ближнего, как самого себя ни одной секунды. Наша любовь к Богу непостоянна и слаба. Она часто остывает и даже в лучшие минуты она далеко не такова, как должна быть.
     Джордж МакДональд, выдающийся английский писатель оставил нам следующие слова: «Бог так прекрасен, так терпелив, так любящ и так щедр, что Он – сердце, душа и основание всякой любви, всякой доброты и всякого счастья в мире… Он так достоин любви, что ни одно сердце не может познать, насколько Он достоин любви, разве только отчасти. Когда лучший из людей любит Бога наилучшим образом, он и близко не любит Его так, как Он этого достоин».
     3. Обращение к Богу за милостью и вера в благодать.
     Конечно, нам нужно стремиться любить Бога всем сердцем и ближнего как самих себя. Но при этом сознавать, что как бы мы ни старались, мы не полюбим Его всем сердцем, душой, умом и силой. Мы можем в этом расти, но никогда не дорастем до нужного уровня. Исполнением заповедей мы можем «приблизиться» к Божьему Царству, но никогда не войдем в него.
 
     Этот книжник был на правильном пути. Он уже осознал тщетность обрядов, невысокую значимость жертвоприношений и величие любви. Это было очень хорошо. Христос словно сказал ему: «Ты идешь верным курсом. Продолжай идти – и ты придешь к цели. До рая осталось всего три шага».
     Друзья, а вы сделали эти шаги? Вы пытались исполнить Божьи заповеди? Вы убедились в своей неспособности и греховности? И, главное, вы обратились к Богу за милостью и приняли Его благодать? Если да, то вы не недалеко от Божьего Царства. Вы уже в нем!
 
ФайлЗагрузить: В трех шагах от рая (Мк. 12:28-34)

Размер файла: 26 500 Кб

Загружено: 21