Проповеди | Тонкая фильтрация (Мк. 8:34)
Новые проповеди
Мои аудиозаписи

 

"Кто хочет идти за Мною, отвергни себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною".

 

     Наша страна испытывает недостаток во многих природных ресурсах. В ее недрах нет нефти, газа и угля, в ней нет гор, где можно было бы добывать руду и выплавлять металлы. Но вот в чем у нас нет недостатка, так это в воде. Ручьи, реки и озера оплетают «синеокую Беларусь» причудливым ожерельем. Многие страны испытывают нехватку питьевой воды. Особенно страдают Африка и Ближний Восток. Нам это пока не грозит. Несмотря на засуху уходящего года, когда пересыхали колодцы, а реки обмелели так, что археологи нашли в руслах массу всего интересного, мы не томились от жажды.
     Однако прямо из реки воду пить нельзя. В ней находится много болезнетворных микробов, примесей и попросту грязи. Прежде чем прийти к нам в дом, вода отправляется на станцию водоочистки, где проходит несколько стадий. Я полюбопытствовал и узнал, что этих стадий три:
     Механическая очистка. Вода протекает через специальную сороудерживающую решетку, которая задерживает крупный мусор: всякие травинки, вездесущих насекомых и прочее.
     Отстойник. В воду добавляют специальные реагенты. Взаимодействуя с примесями, они образуют большие хлопья. Эти хлопья оседают на дно отстойника, откуда затем убираются, а очищенная вода идет дальше.
     Тонкая фильтрация. Воду пропускают через слой кварцевого песка, где задерживаются самые мелкие частицы.
     В дополнение к этому, воду обеззараживают. В больших городах до сих пор используют хлор, отчего вода противно пахнет. А у нас технология продвинутая, микробов травят озоном, который не только не пахнет, но и придает воде свежий, бодрящий привкус. Вода в нашем городе хорошая и вкусная, хотя, как говорят, железа в ней многовато. Так что нужен еще дополнительный фильтр для обезжелезивания.
     Наш сегодняшний текст – это переломный момент в Евангелии от Марка. До этого Он приобретал учеников, теперь начал их терять. До этого совершалось восхождение, где вершиной явились слова Петра: «Ты Христос», а теперь начался спуск. За Спасителем ходило довольно много народа, и вот, Он решил пропустить их через своеобразный фильтр. В Его словах, которые мы прочитали, можно увидеть три «уровня очистки». Сначала довольно простая, «механическая», потом более тщательная, и, наконец, самая серьезная и даже страшная.
 
     Фильтр первый: Кто хочет идти за Мною
     С Иисусом Христом соприкасалось множество разных людей. Были настроенные откровенно враждебно: фарисеи и книжники. Они задавали каверзные вопросы и старались уловить Его в словах. Были те, которые приходили послушать или исцелиться у Него от своих болезней. Эти были настроены дружелюбно и почтительно, но, послушав и исцелившись, они опять возвращались к своим делам. И, наконец, были те, которые решили пойти за Ним и стать Его учениками. Они оставили привычный образ жизни, и стали ходить вслед за Иисусом по городам и селениям.
     Сколько было таких человек? Однозначно, их было больше, чем двенадцать. Апостолы составляли самое близкое окружение Господа, но кроме них было еще довольно много учеников, также следовавших за Ним. Например, Лука говорит, что вскоре после рассматриваемых событий Христос избрал «других семьдесят учеников, и послал их по двое пред лицом Своим во всякий город и место, куда Сам хотел идти» (Лк. 10:1). Это тоже были люди, решившие идти за Христом и делать то, что Он велит. Вероятно, среди них были Варсава и Матфий, ставшие кандидатами на место выбывшего Иуды в числе двенадцати апостолов (Деян. 1:21-23). 
     Но, конечно же, таких людей было немного. Абсолютное большинство, даже если им и нравился Спаситель, не могли решиться пойти за Ним. Для большинства это было слишком трудно. Лишь немногие отваживались ради Него изменить привычный уклад жизни. Поэтому апостолы, надо полагать, были о себе довольно высокого мнения. Петр в следующей главе говорит Христу: «Вот, мы оставили все и последовали за Тобою».
     Что значит «пойти за Христом»? Когда Он ходил по земле, это значило оставить дом, семью, работу, любимые занятия и отправиться бродяжничать с Ним. Терпеть лишения, спать на земле, питаться кое-как. Кроме этого, Он еще отправлял их в миссионерские путешествия, давал разные поручения. А что значит «пойти за Христом» в наше время? Это тоже означает изменить образ жизни, стать Его учеником. Теперь Христос учит нас через Библию, значит, нужно ее регулярно изучать. Теперь Он приходит в церковь, значит, нам тоже нужно регулярно здесь быть. Теперь Он указывает на различные служения и нужды, значит, нужно во всем этом участвовать.
     Хочу обратиться к тем, кто приходит в церковь иногда, время от времени. Вы хорошо сделали, что пришли сегодня, но понимаете ли вы, друзья, что этого мало? Иисус не хочет, чтобы вы только «приходили» к Нему. Он хочет, чтобы вы пошли за Ним. Хотите ли вы пойти за Христом? Не обращаться к Нему во время нужды, не захаживать время от времени в гости, не просто относиться с уважением, а действительно пойти за Ним? Стать Его учениками? Хотите ли вы с Ним ложиться и с Ним вставать? Хотите ли сидеть у Его ног, слушая Его Слово? Хотите ли видеть Его дела в своей жизни? Хотите ли не просто смотреть на Него издалека, а общаться с Ним лично, открывая свои желания и принося благодарности? Хотите ли выполнять Его поручения, и затем получать благословения в награду? Хотите ли ради Него пожертвовать своими земными привязанностями и связать свою жизнь с Ним?
     Почти все мы здесь присутствующие следуем за Христом. Мы регулярно приходим на это место, слушаем Слово Божье, молимся. Мы отказались от греховного образа жизни и вредных привычек, мы знаем Христа и любим Его. Мы вступили с Ним в завет через водное крещение, стараемся иметь перед Ним добрую совесть. Это уже хорошо. Много ли людей подобных нам в нашей стране? Многие ли регулярно ходят в церковь, читают Библию и обращаются к Богу в молитве? Не больше трех-четырех процентов. Подавляющее большинство не проходит этого фильтра. Мы прошли, не попали в разряд «мусора» с разными травинками и насекомыми. Но это лишь первый уровень очистки, самый крупный фильтр. Впереди еще два.
 
     Фильтр второй: Отвергнись себя.
     Выражение «отвергнись себя» несколько устаревшее и, возможно, не совсем понятно для современного читателя. Буквально Христос сказал: «Кто хочет идти за Мною, откажись от себя». В связи с этим хочу задать вопрос: можно ли было во времена Христа ходить за Ним, но при этом не отказаться от себя? Собственно, запросто. Первым приходит на ум Иуда. Он носил ящик и потихоньку таскал из него. Но подумаем: а другие ученики отверглись себя? Они не были обманщиками, искренне решили пойти за Спасителем и не думать о земных удобствах, они отказались от многих радостей жизни, но отказались ли они от себя самих?
     К сожалению, нет. Это регулярно видно в евангельском тексте. Вот, Христос после возвращения из Кесарии Филипповой спрашивает их, о чем они дорогою рассуждали между собою. Они молчат, потому что дорогою рассуждали между собою, кто больше. Я не думаю, что они считали большими друг друга. Каждый считал большим себя! Вот подходят к Нему сыновья Зеведеевы, Иаков и Иоанн. «Учитель, мы желаем, чтобы Ты сделал нам, о чем попросим». Что у них на уме? Все просто: когда Христос станет Царем, они хотят сесть у Него один по правую сторону, а другой по левую. Отверглись ли они себя? Какое там! Да, они многое оставили ради Христа. Но не оставили своего честолюбия, не перестали мечтать о себе, не отказались от амбиций.
     Вспоминаю детский мультфильм про Карлсона. В одном эпизоде Карлсон доедает варенье из банки, а малыш вздыхает и жалуется: хочу собаку, но родители не покупают. Тут Карлсон недоуменно отрывается от банки и говорит: «Малыш, а как же я? Я ведь лучше собаки!» И, обидевшись, улетает к себе на крышу. Вот в этом наша натура: «А как же Я?», «А мне?», «Я тоже хочу!». Нам хочется, как минимум, того же, что и у других, а желательно больше. У нас есть свои интересы, которые должны быть соблюдены. Есть своя гордость, которая не позволяет смириться. Есть свои мечты, которые нас тешат. И если что-то происходит не по-нашему, то мы обижаемся, возмущаемся, негодуем и, как Карлсон, улетаем на свою крышу дуться. Недавно я узнал, что только в русском языке можно составить предложение из трех букв: «Э, а я?». Может, и так, но смысл этого предложения хорошо знаком и очень близок людям из всех стран и языковых групп. Это язык себялюбия, эгоизма, стяжательства.
     В девяностые годы к нам в церковь ходил молодой человек по имени Андрей. К сожалению, потом отпал. Но тогда во всем участвовал, ездил со мной на разные мероприятия и встречи. Так вот, на одной из конференций давали то ли бесплатные, то ли очень дешевые книги. Братья налетели как мухи. Толкотня, давка. А я не полез, сижу в сторонке и наблюдаю. Этот Андрей и говорит мне: «Какой-то ты, Саша, непрактичный. Вот смотри, братья везде пробиваются, где что увидят – сразу там, а ты все в сторонке». Попытался я ему объяснить, что толкаться возле стола с книгами не духовно и не по-христиански. Он, видимо, не понял, махнул рукой и отошел. Но вы думаете, что я такой духовный да самоотверженный, что среди них не толкался? Хотелось бы мне так считать, но я знаю, что не полез в толчею просто потому, что у меня характер не базарный, я себя неприятно бы там чувствовал. А если бы кто индивидуально подошел да предложил эти книги, так взял бы за милую душу и не сказал бы: «Вон, лучше братьям отдайте».
     Отвергнуться себя означает смотреть на себя как на собственность Христа. «Я не свой, Христом спасенный, я Ему принадлежу; Им навек приобретенный, сердцем я Ему служу». В православном и католическом монашестве сложился своеобразный и довольно искаженный взгляд на самоотвержение. Многие (хотя и не все) считают там, что отвергнуться себя означает пренебрегать самыми элементарными удобствами: носить старую или совсем дешевую одежду, скудно питаться, усмирять плоть тяжелым трудом и так далее. С моей точки зрения, это тоже своеобразное проявление духовной гордости. Нужно смотреть на себя, как на орудие Христово и обращаться с собой соответственно. Братья, у вас, несомненно, есть какие-то инструменты. В каком они состоянии? Грязные, тупые, расшатанные? У хорошего хозяина инструмент в порядке. Но, с другой стороны, вы же не украшаете зубило резьбой или инкрустацией, не делаете для него бархатный чехол. Инструмент – это инструмент, и нечего с ним церемониться. Содержать в порядке – и достаточно.
     Так и с нашим телом, и с нашей жизнью, и с нашими квартирами и всем остальным – это инструменты в хозяйстве Христовом. Не нужно их запускать, но не нужно и служить им. «Облекитесь в Господа нашего Иисуса Христа и попечение о плоти не превращайте в похоть», – пишет Павел (Рим. 13:14).
     Вот, что нужно признать: в современных церквах есть великое множество людей, которые захотели пойти за Христом и даже пошли: они регулярно посещают церковь, знают Библию, оставили явные грехи, но по-прежнему являются эгоистами, по-прежнему думают о себе и своей выгоде. Как и раньше, они завидуют и ссорятся, как и прежде, любят удовольствия и окружают себя роскошью. Может быть, Христос у них действительно на первом месте, но и свое «Я» тоже не на последнем. 
     Наш прежний пастырь Петр Андреевич не любил, когда говорили, что нужно поставить Христа на первое место в жизни. «Христа на первое, а на второе кого – себя? – спрашивал он, – Нет, Христос должен быть на всех местах, и на первом, и на втором, и на последнем».
     «Отвергнуться себя» означает, что если у меня есть какие-то свои планы, а в деле Христовом появилась нужда, значит, нужно отменить свои планы. Скажем, в церкви назначили субботник, а у нас как раз день уборки. Что нужно сделать? Идти в церковь! И даже вопрос об этом не должен стоять. Если мы отказываемся от Божьего дела ради своих занятий, то мы не отказались от себя.
     Это «фильтр» уже более тонкий. И как через первый проходят далеко не все, так и на втором «застревает» большая часть верующих. Не слишком ли многого требует Христос? Ну, что сказать? Да, многого. Но это действительно Его слова и Его условия. И Он говорил об этом не раз и даже не два. Вот еще одно место из Евангелия от Луки:
     «С Ним шло множество народа; и Он, обернувшись, сказал им: «Если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца своего, и матери, и жены, и детей, и братьев, и сестер, а притом и саму жизнь свою, тот не может быть Моим учеником; и кто не несет креста своего и идёт за Мной, не может быть Моим учеником. Ибо кто из вас, желая построить башню, не сядет прежде и не вычислит издержек, имеет ли он, что нужно для завершения ее, дабы, когда положит основание и не сможет завершить, все видящие не стали смеяться над ним, говоря: „Этот человек начал строить и не мог окончить“. Или какой царь, идя на войну против другого царя, не сядет и не посоветуется прежде, силен ли он с десятью тысячами противостать идущему на него с двадцатью тысячами? Иначе, пока тот еще далеко, он пошлет к нему посольство просить о мире. Так всякий из вас, кто не отрешится от всего, что имеет, не может быть Моим учеником. Соль – добрая вещь; но если соль потеряет силу, чем исправить ее? Ни в землю, ни в навоз не годится; вон выбрасывают ее. Кто имеет уши слышать, да слышит!» (Лк. 14:25-35).
     Христианин, не отвергшийся себя, – это соль, не имеющая силы, не пригодная для использования.
 
     Фильтр третий: Возьми крест свой
     Это последний и самый тонкий фильтр. Взять крест значит быть готовым умереть за Христа. Дальше говорится именно о смерти: «Кто хочет душу (жизнь) свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее». В наше время распространено неправильное мнение, что крест – это разные невзгоды и беды. Скажем, болезни, тяжелая работа, некомфортные условия для жилья. Однако, хотя эти неприятности тоже входят в Божий замысел, крест – это нечто другое, худшее. Взять крест – значит быть готовым пойти за Ним на Голгофу, пострадать также, как Он и умереть вместе с Ним.
     Такой была традиция: приговоренные к распятию должны были нести крест к месту казни на собственных плечах. Это чем-то похоже на то, когда приговоренные к расстрелу сами себе копают яму. В наше время, когда распятия уже нет, Христос мог бы сказать: «Кто хочет идти за Мною, откажись от себя, выкопай себе могилу и иди за Мной». Это значит быть готовым к тому, что тебя в любой момент могут остановить и сказать: «Все, теперь мы будем тебя убивать». Фактически, Христос сказал: Будьте готовы к преждевременной и мучительной смерти за Меня.
     Это действительно самый тонкий фильтр, самый страшный. Конечно, не все христиане удостоятся мученической смерти за своего Господа, однако быть к этому готовыми нужно всем.
     Вообще, нужно сказать, мы ко многому готовы, в том числе и к боли. Сестры, когда вы собирались заводить детей, вы знали, что это будет больно? Конечно. Но все-таки решились. Или вот еще. В детстве я очень боялся слова «операция». Детское воображение, подпитываемое рассказами взрослых, рисовало самые жуткие картины: живого человека разрезают, копаются в его внутренностях, затем зашивают. Очень страшно. А потом все это еще заживает и болит. В общем, операции снились мне в кошмарных снах. К счастью, пока еще ни одной мне не делали. Но теперь я уже морально готов. Знаю, что могу заболеть. Врач посмотрит и скажет: «Будем резать, а что делать?» Я отвечу: «Надо значит надо» и пойду готовиться.
     Если вас обследуют и скажут, что нужна сложная и болезненная операция, вы пойдете на это? Конечно, пойдете, потому что это вопрос жизни и смерти. Боль – приемлемая плата за то, чтобы прожить еще десять, двадцать, тридцать лет. А готовы ли вы пострадать за Христа, ради того, чтобы сберечь свою бессмертную душу, получить жизнь вечную, чтобы Сын Божий не постыдился вас, «когда приидет в славе Отца Своего со святыми ангелами»?
     Здесь опять-таки есть две крайности. Одна крайность, ныне уже не особо распространенная, – когда христиане умышленно ищут страданий. Порой провоцируют неверующих, чтобы те на них напали. Вспоминаю, например, как в одной деревне группа верующих решила возле магазина устроить открытое богослужение с духовным пением и проповедью. Местные власти, узнав об этом, запретили собрание, опасаясь беспорядков. Но верующие в назначенное время все равно пришли к магазину и начали богослужение. В результате явилась милиция и разогнала всех. Рассказывая об этом, разогнанные говорили, что пострадали за Христа. С одной стороны, хорошо, что у них такая ревность, это все лучше, чем пассивное бездействие. Однако, можно было бы поступить и мудрее. Например, пройтись по домам, побеседовать с жителями. Или просто посидеть возле того же магазина, поговорить на духовные темы, раздать литературу, не устраивая торжественного собрания.
     Но есть и другая крайность, еще худшая и намного более распространенная – желание избежать страданий любой ценой. Если я заговорю на работе о Христе, надо мной могут посмеяться или оскорбить. Значит, не буду говорить вообще – боюсь! Если я попытаюсь пригласить соседей в церковь, отношения могут испортиться. Значит, не буду приглашать вообще, пусть сами спрашивают. Нам не нужно искать страданий за Христа, но если они придут, нужно быть к ним готовыми. Не нужно лезть на рожон, но и нельзя забывать слов Господа: «Кто постыдится Меня и моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми ангелами».
 
     Два похожих примера. Один – это, скорее, анекдот из американской культуры, другой, как говорят, быль военных времен.
     Воскресное утро. Церковь. Почти 2000 человек. Заходят два человека в масках и с пистолетами. Один говорит: "Кто хочет получить пулю за Христа, оставайтесь на месте!". Хористы бросились к выходу, за ними последовали дьяконы и остальные члены церкви. Из 2000 человек едва ли осталось 20. Человек в маске обращается к пастору: "Ну, пастор, я очистил церковь от лицемеров, можете начинать ваше служение". 
     А теперь рассказ из наших мест, который я читал уже несколько раз в разных вариантах, впрочем, в главном все сходилось.
     Во время войны в доме молитвы шло собрание. Вдруг вошли пьяные немцы. Один из них увидел на стене картину с изображением Христа и решил развлечься. Он снял картину, поставил ее у порога и объявил, что выйти из дома смогут лишь те, кто плюнет на картину. Люди заволновались, а потом подумали, что это всего лишь картина. Мы же не почитаем икон, и верим только Библии, а на Библию нам плевать не приказывают. Понемногу выстроилась очередь. Один за другим, люди плевали и выходили в дверь. И только одна девочка, когда пришла ее очередь, не плюнула, а напротив, вытерла изображение рукавом и поцеловала. Обозленный немец застрелил ее.
     Я не буду спрашивать, как бы поступили мы. Давайте лучше спросим каждый сам себя: Готов ли я пострадать за Своего Спасителя? За Его имя? За Его Слово? Если бы преследования начались теперь, многие ли бы из нас устояли, решились потерять свою душу ради Христа и Евангелия? Многие ли бы прошли через это «фильтр тонкой очистки»? Хочется надеяться, что да.
     Вот три небольших совета по тому, как пройти через этот самый тонкий фильтр:
     - Морально настраивайтесь на возможное страдание за Христа. Как пациент перед операцией настраивается, смиряется с мыслью о боли, так и нам нужно освоиться с этой мыслью, привыкнуть к ней.
     - Молитесь, просите у Бога сил, душевного спокойствия. Апостол Петр писал гонимым христианам: «Все заботы ваши возложите на Него, ибо Он печется о вас» (1 Пет. 5:7).
     - Читайте о тех, кто пострадал и погиб за веру во Христа. «Взирая на кончину их жизни, подражайте вере их» (Евр. 13:7). Есть много прекрасных свидетельств и рассказов о Божьих мучениках: Иустине и Поликарпе, Яне Гусе и Савонароле, миссионерах-первопроходцах и страдальцах XX в. В нашей библиотеке есть замечательная книга «В Иродовой бездне» о жестоких преследованиях сталинских времен. Есть много подобных книг, воспоминаний и свидетельств.
     В наше время каждый день за веру погибают десятки и даже сотни христиан. 2 апреля 2015 г. боевики из радикальной исламистской организации Аль-Шабааб ворвались в кампус христианского университета. Террористы убили 147 студентов, которых сочли христианами, и ранили 79. Некоторые из студентов находились в церкви, другие еще спали, третьи готовились к отъезду домой на Пасху. Один из них сообщил, что исламисты, ворвавшись в общежитие, ходили по комнатам и спрашивали, кто мусульманин, а кто христианин. В христиан тут же стреляли. Такое случается не только в мусульманских странах, но и в благополучной Америке. В городе Роузбурге, штат Орегон 26-летний мужчина устроил стрельбу в местном колледже. По словам очевидцев трагедии и их родственников, вооруженный молодой человек заходил в аудитории и требовал от учащихся назвать свое вероисповедание, угрожая оружием. Ученики, которые лежали на полу, по одному вставали и говорили, какую религию исповедуют. Тех, кто говорил, что исповедует христианство, Мерсер убивал на месте. «Если ты христианин, то у меня для тебя хорошие новости — буквально через пару секунд ты увидишь своего Иисуса», — говорил убийца, прежде чем спустить курок. Погибло 10 человек, ранено 7.
     Мы склонны ожидать государственных гонений. Но, думаю, теперь нам нужно ожидать вражды другого рода - личной, индивидуальной, как с тем маньяком. 
     Возможно, завтра придет наша очередь. Готовы ли мы?

 

 

ФайлЗагрузить: Тонкая фильтрация (Мк. 8:34)

Размер файла: 21 500 Кб

Загружено: 48