Проповеди | Окаменелости (Мк. 8:10-21)
Новые проповеди
Мои аудиозаписи
 
10 И тотчас войдя в лодку с учениками Своими, прибыл в пределы далмануфские. 
11  Вышли фарисеи, начали с Ним спорить и, искушая Его, требовали от Него знамения с неба.
12 И Он, глубоко вздохнув, сказал: «Для чего род этот требует знамения? Истинно говорю вам: не дастся роду этому знамение».
13 И, оставив их, опять вошел в лодку и отправился на другую сторону. 
 
14  При этом ученики Его забыли взять хлебов и ничего, кроме одного хлеба, не имели с собой в лодке.
15 А Он заповедал им, говоря: «Смотрите, берегитесь закваски фарисейской и закваски Иродовой».
16 И, рассуждая между собой, говорили: «Это значит, что хлебов нет у нас».
17 Иисус, уразумев, говорит им: «Что рассуждаете о том, что нет у вас хлебов? Еще ли не понимаете и не разумеете? Еще ли окаменено у вас сердце?
18 Имея очи, не видите? Имея уши, не слышите? И не помните?
19 Когда Я пять хлебов преломил для пяти тысяч человек, сколько полных коробов кусков вы набрали?» Говорят Ему: «Двенадцать».
20 «А когда семь для четырех тысяч, сколько корзин оставшихся кусков вы набрали?» Сказали: «Семь».
21 И сказал им: «Как же не разумеете?» 
 
     Что  такое сердце? Врачи говорят: «Это мышца». Пожилые люди называют сердце «мотором». Это действительно мышца и своего рода «насос», перекачивающий кровь. Но в повседневной жизни мы воспринимаем сердце по-другому. Мы связываем сердце с чувствами. Почему оно начинает учащенно биться, когда мы волнуемся или влюбляемся? Почему сердце болит, когда мы переживаем или скорбим? Почему оно сжимается от страха и тает от доброты? Все наши переживания, приятные и неприятные, отражаются на сердце. Как поется в песне: «Сердце, тебе не хочется покоя».
     В Библии слово «сердце» употребляется больше 800 раз, и, конечно же, там тоже не имеется в виду «мышца» или «мотор». Сердце – это наша внутренняя сущность, наше «я», основание человеческой личности. В сердце рождаются чувства и мысли. Сердце – самое главное в человеке. «Больше всего хранимого храни сердце твое», – пишет Соломон (Притч. 4:23). Бог хочет, чтобы мы обратились к Нему «всем сердцем» (Иоиль 2:12) и любили Его «всем сердцем» (Втор. 6:5). Оценивая нас, Он смотрит не на лицо, а на сердце (1 Цар. 16:7).
     Согласно Библии, сердце может быть добрым и злым, чистым и лукавым, мудрым и несмысленным. А в Евангелии от Марка есть еще одно особое слово о сердце, которое больше не встречается нигде в Библии. Это слово – «окаменение». В первый раз мы встречаем его в Мк. 6:52. Там ученики терпят бедствие на море, и Иисус подходит к ним по воде. Вначале они подумали, что это призрак и закричали от страха. Потом, когда Он вошел в лодку, «они чрезвычайно изумлялись в себе и дивились, ибо не вразумились чудом над хлебами, потому что сердце их было окаменено». А второй раз это же слово встречается в нашем тексте. Возмущенный непониманием учеников, Христос говорит им: «Еще ли не понимаете и не разумеете? Еще ли окаменено у вас сердце?»
     Здесь мне хочется ненадолго отступить от евангельского текста и вспомнить детскую сказку голландского писателя Вильгельма Гауфа. Называется «Холодное сердце». Главный герой по имени Петер Мунк очень жалостлив, у него чуткое сердце. Он всем помогает и поэтому нищает. В долгах и отчаянии он обращается к колдуну Михелю и тот предлагает ему небольшую операцию: заменить его чуткое сердце на каменное.
     «Петер переступил порог и невольно остановился, не смея поверить своим глазам. Сердце в груди у него так сильно сжалось, что он едва перевел дыхание. Вдоль стен на длинных деревянных полках стояли рядами стеклянные банки... А в каждой банке лежало человеческое сердце. Сверху на ярлычке, приклеенном к стеклу, было написано имя и прозвище того, в чьей груди оно раньше билось.
     Петер медленно пошел вдоль полок, читая ярлычок за ярлычком. На одном было написано: "Cердце господина начальника округа", на другом — "Cердце главного лесничего"... Словом, много сердец и много почтенных имен, известных всей округе.
     — Видишь, — сказал Михель-Великан, — ни одно из этих сердец не сжимается больше ни от страха, ни от огорчения. Их бывшие хозяева избавились раз навсегда от всяких забот, тревог, неприятностей и прекрасно чувствуют себя, с тех пор как выселили из своей груди беспокойного жильца.
     — Да, но что же теперь у них в груди вместо сердца? — спросил, запинаясь, Петер, у которого голова пошла кругом от всего, что он видел и слышал.
     — А вот что, — спокойно ответил Михель. Он выдвинул какой-то ящик и достал оттуда каменное сердце.
     — Это? — переспросил Петер, задыхаясь, и холодная дрожь пробежала у него по спине.— Мраморное сердце?.. Но ведь от него, должно быть, очень холодно в груди?
     — Конечно, оно немного холодит, — сказал Михель, — но это очень приятная прохлада. Да и зачем, собственно, сердце непременно должно быть горячим? Зимой, когда холодно, вишневая наливка греет куда лучше, чем самое горячее сердце. А летом, когда и без того душно и жарко, ты и не поверишь, как славно освежает такое мраморное сердечко. А главное — оно-то уж не забьется у тебя ни от страха, ни от тревоги, ни от глупой жалости. Очень удобно!»
     Петер согласился на обмен, но, как и следовало ожидать, каменное сердце не принесло ему счастья. Очень важная мысль содержится в этой сказке: в мире живет множество людей с каменными сердцами.
 
     Именно этой мыслью проникнуто все Евангелие от Марка. В нем мы, во-первых, видим Христа, живого и деятельного. Он все ясно видит, все хорошо понимает, Он постоянно в движении, и все Его действия проникнуты животворящей силой. А во-вторых, рядом с Ним мы видим разных людей, и, по сравнению со Христом, все они удивительно непонятливы, крайне медлительны и неповоротливы. Ему приходится словно на веревке тащить их за Собою. Видно, как Ему трудно среди людей, как они тормозят Его, Он словно ворочает тяжелые камни, и эти камни – людские сердца. 
     В прочитанном нами тексте два эпизода: встреча с фарисеями и последовавшая за этим беседа с учениками. В обоих эпизодах Христос печален, и причина Его грусти – окаменение сердец. Обратимся вначале к первому эпизоду. Иисус на лодке прибывает в пределы Далмануфские. Тут же появляются фарисеи. Он еще ничего не успевает сказать, как они обращаются к Нему с требованием. Марк пишет: «Вышли фарисеи, начали с Ним спорить и, искушая Его, требовали от Него знамения с неба».
     Здесь у меня возникает два вопроса. Первый: чего они хотели? Христос задал очень правильный вопрос: «Для чего род сей требует знамения?» Действительно ли они хотели увидеть какое-то чудо на небе? Очевидно, нет. Они были убеждены, что Иисус не сможет этого сделать. Замысел, видимо, был такой: они потребуют от Него знамения, Он попытается, ничего не сможет, и они победят! Они хотели уловить Христа, показать, что Он может далеко не все, что Его власть вовсе не так велика. Если бы они действительно хотели убедиться, что Он Божий Сын, то походили бы за Ним, послушали бы Его. Но им это сто лет было не нужно, они об этом даже не думали. Единственное чего они хотели – это своей победы. Показать, что они здесь – самые умные. К сожалению, та же цель является главной и у многих наших современников: возвысить себя, унизить других и упиваться сознанием собственной победы.
     И второй вопрос: Почему Христос ничего не сделал? Почему не показал знамение? Ведь Ему ничего не стоило свести огонь с неба или, наоборот, вызвать дождь. А то и начертать звездными литерами через весь небосвод: «Я есмь Сын Божий». Он укротил бурю на море, Он накормил пятью хлебами пять тысяч человек, Он ходил по воде, Он воскресил мертвую девочку – Он, несомненно, мог сделать и это. Почему же не сделал? Потому что бесполезно. Они бы умолкли, но все равно бы не уверовали! Поэтому Он глубоко вздохнул. Глядя на их самодовольные лица, Он видел дальше и глубже. Его всевидящему взору открылись их окаменевшие, затвердевшие сердца.
     По всему миру палеонтологи находят окаменелые останки допотопных животных и растений. Погребенные под толщами песчаных пород, они удивительным образом сохранили форму тех существ, которыми раньше были: моллюсков, рыб, динозавров, гигантских хвощей и папоротников. Видны мелкие особенности строения и шрамы, которые они получили при жизни. Но живого там нет ничего, даже следов органической жизни. Все обратилось в камень. Так было и с фарисеями. Христос говорил о них словами пророка Исаии: «Огрубело сердце народа сего – и ушами с трудом слышат, и очи свои сомкнули» (Ис. 6:10). И во многих церквах, особенно больших, особенно традиционных вместе с живыми и чуткими душами есть множество окаменелостей: по виду такие же, но холодные, бесчувственные и совершенно не имеющие духовной жизни.
     Выслушав требования фарисеев, Христос глубоко вздохнул. Надо сказать, что Евангелие от Марка очень эмоциональное. Здесь много самых разных проявлений чувств. Но вот печальное наблюдение: Христос на протяжении всего Евангелия ни разу не радуется. Он негодует, гневается и скорбит. А теперь еще и вздыхает. Отчего Он вздыхал? Оттого, что ходил среди окаменелостей.
     Какие чувства вызываем у Него мы? Здесь хочу сделать важную поправку: многие верующие переживают за свое поведение, что оно неугодно Богу. Вот что я скажу: наше поведение всегда будет неугодно Богу. Как бы мы ни старались, мы всегда будем слабыми и несовершенными людьми, даже самые лучшие наши дела будут с изъяном. Мы спасаемся не хорошим поведением, не собственными заслугами, а Иисусом Христом. Это Он заслужил для нас вход в Небесное Царство. И наше поведение не столь важно для Него. Христос смотрит на сердце. Насколько оно у нас открыто для Него, насколько чутко к Его словам? Насколько искренно перед Ним? Если бы Он сейчас предстал перед нами, какой была бы Его реакция на состояние нашего сердца? Сказал ли бы Он нам: «Ободритесь» или «Не бойтесь», как говорил многим? Обнял бы, как обнимал детей? Или глубоко вздохнул?
 
     Но перейдем ко второму эпизоду. Христос снова входит в лодку и отправляется на другой берег. Все еще скорбя о фарисеях, Он говорит ученикам: «Смотрите, берегитесь закваски фарисейской и закваски иродовой».
     Что Он имел в виду? Очевидно, Он хотел сказать: Берегитесь, не станьте такими, как фарисеи. Посмотрите на этих людей и не будьте похожими на них. Напомним вкратце, что такое фарисейство. Это наружная религиозность и внутренняя пустота. Думаю, все мы встречали людей, которые выглядели благочестиво, говорили красивые, духовные слова, возможно, знали Библию (хотя у них довольно однобокое знание Писания), красиво молились, но при этом были суровыми, жестокими, осуждающими и требовательными. Если вы таких видели, то вы встретились с современными фарисеями. 
     Как-то в книге «Хлеб Наш Насущный» я прочитал об одном случае в церкви. Перед началом богослужения пастор попросил помолиться одного из проповедников, а тот смутился и сказал: «Простите, но я всю дорогу до церкви спорил с женой и теперь не в том состоянии, чтобы молиться». В церкви наступило замешательство. Наконец, пастор помолился сам, при этом внутренне дав обет больше не просить никого молиться, без предварительной договоренности. Так вот, эта трогательная и даже шокирующая искренность – противоположность фарисейству. Фарисей высоко ценит свой имидж, боится опозориться. Внешность для него крайне важна. Давайте остерегаться этой закваски.
     Но о фарисеях мы уже достаточно рассуждали и раньше, зато «закваска Иродова» – явление для нас новое. Это указание на иродиан. Была в Израиле такая политическая партия, сторонники Ирода Антипы. Они любили политику, много говорили о патриотизме и, в принципе, были такими же лицемерными, как и фарисеи. В третьей главе Марка сказано, что фарисеи вместе с иродианами составили заговор против Иисуса, чтобы убить Его. И хотя иродиан в пределах Далмануфских не было, Христос к предостережению от фарисейского лицемерия, добавил еще одно: «Берегитесь закваски иродовой». 
     Что значит «закваска Иродова» для нас? В наши дни уже нет такой партии. Но закваска иродова сохранилась и в значительной мере распространена среди христиан. Это, во-первых, увлечение политикой. Сколько сейчас в мире партий, носящих название «христианская»! Даже в Беларуси есть целых две: «Консервативная христианская партия» и «Белорусская христианская демократия». А в других странах их десятки. Вместо того, чтобы проповедовать Царство Божье, христиане полезли в политику, где сплошные интриги и нечестная борьба. Да ладно, партии. Рядовые христиане, насмотревшись пропагандистских новостей по телевизору и в Интернете, теперь больше рассуждают о Путине и Порошенко, чем об Иисусе Христе. 
     А еще я считаю «закваской Иродовой» крикливый патриотизм и национализм, которым тоже заразились многие христиане. Пример тому – мессианские евреи. С одной стороны, они верят в Иисуса Христа, но, с другой, пообщавшись с ними понимаешь, что для них еврейство значит чуть ли не больше, чем христианство. Они гордятся тем, что евреи, соблюдают еврейские праздники, изучают больше Тору, чем Новый Завет. Хотя они и «мессианские евреи», но, все-таки, больше «евреи», чем «мессианские». Мне приходилось встречаться и с белорусскими христианами, которые «размаȳляюць па-беларуску, у iх беларускамоȳнае набажэнства и казаннi». И они гордятся этим! Прямо как в школе: «Жыву ȳ Беларусi и тым ганаруся». Я тоже люблю Беларусь, наш язык и культуру, но эта «свядомасць» вызывает у меня самые неприятные чувства. Настоящее христианство не имеет национальности и признает только один патриотизм: по отношению к Божьему Царству. В нем «нет ни эллина, ни иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, скифа, раба, свободного, но всё и во всем Христос» (Кол. 3:11).
     Почему Христос сравнил эти явления с закваской? Чтобы показать, насколько они заразительны. Если немного закваски или дрожжей положить в тесто, то скоро все оно начинает «пыхтеть» и расти. Останется тестом, но уже совсем другим. Так и фарисейское лицемерие и политический экстремизм: его легко набраться, и от него трудно избавиться. Внешне человек, вроде бы, остается христианином, но внутри он уже совсем другой. Это тревожило Спасителя. Озабоченный этими опасностями, Он сказал ученикам: «Смотрите, берегитесь закваски фарисейской и закваски Иродовой».
     И вот здесь, занятый Своими мыслями, Он опять наткнулся на окаменевшие сердца. Случалось ли вам, задумавшись, на ходу влететь в стену или удариться о столб? Что-то похожее произошло и здесь. Занятый высокими мыслями, Он поделился с ними Своими опасениями о духовных угрозах, а что они? А они, «рассуждая между собой, говорили: «Это значит, что хлебов нет у нас». Забыли взять еды!
     Налетев на эту каменную преграду, Христос возмутился. Они рассуждали между собой, но Он все понял, услышал, и вознегодовал. «Что рассуждаете о том, что нет у вас хлебов? Еще ли не понимаете и не разумеете? Еще ли окаменено у вас сердце?» – спросил Он. Выражение «еще ли» показывает, насколько Его возмущало непонимание учеников. Неужели до сих пор вы не понимаете и не разумете? Как после всего, что вы видели и слышали, может быть окаменено у вас сердце?
     Окаменение сердец фарисеев Он уже принимал как должное. Но Его особенно печалило окаменение сердец учеников. Обращаясь к ним, Он выражал Свое удивление и возмущение: «Неужели и вы так непонятливы? Неужели не разумеете?» (Мк. 7:18)
     Каким же одиноким Он Себя чувствовал! В детстве я читал рассказ Герберта Уэллса о стране слепых. Где-то в горах Южной Америки была долина, а в ней поселение. Окруженные непроходимыми скалами, люди в ней практически не имели связей с внешним миром. Однажды в поселении случилось несчастье: люди заболели какой-то редкой болезнью глаз, от которой ослепли все. Но жить надо было, понемногу они освоились и снова стали вести хозяйство и рожать детей, таких же слепых, как сами. Шли годы, они уже забыли, что такое зрение, и были вполне довольны своей жизнью. И вот, как-то раз к ним попал заблудившийся путешественник. Узнав, что все здесь слепые, он поначалу обрадовался: ведь у него было огромное преимущество перед ними. Он даже знал поговорку: «В стране слепых и одноглазый король». Но радость длилась недолго. Люди не поняли его дара, не поверили его словам и продолжали жить по-своему. Он рассказывал им о красоте мира, а они думали, что он сумасшедший. Он кричал, что его зрение – бесценный дар, что он может сделать для них много добрых дел, а они считали его бунтарем, вредным для общества. Кончилось тем, что они решили выколоть ему странные бугорки в глазницах, в которых, по-видимому, и заключалась причина его странного поведения.
     Подобным образом чувствовал Себя и Христос среди людей. Он все видел ясно, но оказался в стране слепых. Он говорил им удивительные слова, а они Его не понимали.
 
     Каменные сердца – проблема всех времен и народов. Но нам это видеть как-то особенно болезненно. Мы знавали лучшие времена, и поэтому теперь чувствуем твердость человеческих сердец особенно остро. 
     Нередко духовные пробуждения происходили после кризисов и несчастий: после войны, или, в нашем случае, в девяностые годы. Начались эти бесконечные инфляции и деноминации рубля, люди потеряли уверенность в завтрашнем дне, и тогда многие стали искать опору в Боге. Камень сердец дал трещину.
     Сейчас все по-другому. Окаменение вернулось и, возможно, еще с большей силой, чем раньше. Во-первых, это видно среди неверующих. Они теперь стали особенно жестокосердны. Вы замечали, как трудно стало пригласить человека в церковь? Сколько самых разных причин! Уже предлагаешь, что и на машине заедешь, и обратно отвезешь – и все равно.
     Но не только неверующие, а и уверовавшие обнаруживают значительное огрубение сердца. Даже если человек обращается к Богу, это происходит намного медленнее и тяжелее, чем раньше. Вполне обычное явление: человек год ходит в церковь, но не может бросить курить. У отца моей жены в свое время начались проблемы с сердцем. Врачи сказали ему: не пить и не курить, иначе умрете. И что вы думаете? Бросил и то, и другое. Более того, начал ходить по сосоннику, дышать свежим смолистым воздухом, потому что понял: с сердцем не шутят. А когда заходит речь о посвящении Богу, оставлении прежних грехов, начинается такая тягомотина. Так трудно бросить вредные привычки, оставить греховные компании, поменять гардероб... Начать приходить на вечерние собрания в церковь – так трудно! Жертвовать десятую часть – так много! Прийти поучаствовать в ремонте – так некогда. Причина не в том, что трудно, много и некогда. Причина в сердце, которое настолько затвердело, что даже всемогущий Бог не может сразу его изменить, и трудится годами, чтобы произошли хоть какие скромные перемены.
     Наконец, даже христиане со стажем в наше время начали остывать и окаменевать. Где-то внутри теплится духовная жизнь, однако внешне человек становится все более равнодушным, безучастным, пассивным. Раньше они горели и любили, а потом привыкли, заняли свое место и еще недовольны, если кто новенький его займет.
 
     Характеристики окаменевшего сердца
 
1. Оно не видит очевидного и не понимает простого.
     Ученики не понимали слов Христа. Они не понимали, что Он имел в виду под закваской, они не понимали Его притч. Он говорил просто, но для них это было высшей математикой, они не могли связать концы с концами.
     Так человек с окаменевшим сердцем не понимает простых вещей. Как-то мне звонит моя квартирантка и спрашивает: «Александр Григорьевич, что это у вас за иголки в стенах торчат?» Я приехал, смотрю: обыкновенная иголка с ушком, скорее всего, прежние жильцы вешали фотографию или открытку. «Это колдовство, – говорит мне она, – как я у вас поселилась, то все у меня плохо: и с Костей постоянно ругаемся, и вооще ничего не получается. А может, у вас тут умер кто?» «Да, – отвечаю, – отец мой тут умер». «Ну, все понятно», – говорит. При этом нажила ребенка вне брака, завела сожителя, пьет, курит, с какими-то странными личностями общается. Но считает, что причина ее бед – иголка в обоях.
     А если каменеет сердце у христианина, то он перестает понимать духовные истины. Он смотрит в Библию и понимает лишь самое простое. Скажем, «уклоняйся от зла и делай добро» – это он понимает, но на этом и все. Пойти дальше – это слишком сложно. Семени Слова Божьего трудно пустить глубокие корни в затвердевшем сердце.
     На это не раз жаловались апостолы. Автор Послания к Евреям укоряет читателей: 
     «Вы стали неспособны слушать. Ибо, судя по времени, вам надлежало быть учителями; но вас снова нужно учить первым началам слова Божьего, и для вас нужно молоко, а не твердая пища» (Евр. 5:11-12). А вы, братья и сестры, любите думать, размышлять над Словом Божьим? Или все: мозги замылились, сердце окаменело, и вам нужно, чтобы здесь, с кафедры звучало что-то попроще, помягче, да покороче, чтобы вы не скучали? Если да, то, боюсь, со временем вам и это станет не по зубам. Брат Юра из Гомеля, рассуждая о подростковом клубе в церкви, с печалью сказал, что для некоторых там даже молоко – слишком твердая пища.
В общем, для того, чтобы есть твердую пищу, нужно мягкое сердце
     2. Оно теряет способность воспринимать духовное и все сводит к плотскому.
     Когда Христос велел им беречься закваски фарисейской, они тут же пропустили мимо ушей слово «фарисейской» и ухватились за «закваску». А почему? Потому что тело для них было важнее души, хлеб важнее учения, земная жизнь важнее небесной.
     Так и с любым окаменевшим сердцем. Христос говорит о небесном, а мы думаем о земном. Христос говорит о вечном, а мы думаем о временном. Он дает пищу для души, а мы заботимся о пище для тела. Он зовет нас к духовному служению, а мы спешим на свои огороды, в гаражи, или того хуже, прожигаем впустую время перед телевизором или в социальных сетях... И уже простые и ясные слова Библии на нас не действуют, и нам тоже нужно вставить пальцы в уши и плюнуть на глаза – может быть, это сработает? 
     Вот простая проверка: о чем мы любим рассуждать: о духовном или о плотском? Если наши любимые темы – это урожай в текущем году, цены в магазине, ремонт машины, а еще выборы президента, а еще война в Украине, а еще мы знаем всех этих поп-звезд и их секреты, и так далее, то мы окаменели сердцами, мы перестали воспринимать духовное и все сводим к плотскому.
 
     Как избавиться от «окаменения» сердца?
 
1. Должно вам родиться свыше.
     Наше сердце окаменено от рождения. Мы все рождаемся с каменными сердцами. Независимо, в христианской семье или атеистической, мы все приходим в мир безбожниками и грешниками. Поэтому нам нужно родиться свыше.
     Если вы еще не пережили рождения свыше, если не произошло в вашей жизни этой самой главной, важнейшей перемены, то у вас еще каменное сердце, и вам все трудно: трудно жить духовной жизнью, трудно понимать Библию, трудно молиться. А если это произойдет, то все это станет легко. В этом-то и заключается великое чудо Нового Завета: Бог меняет сердце. Об этом пророчески писал Иезекииль: «И дам вам сердце новое, и дух новый дам вам; и возьму из плоти вашей сердце каменное, и дам вам сердце плотяное» (Иез. 36:26; см. 11:19).
     Родились ли вы свыше? Если у вас нет в этом уверенности, значит, рождения свыше не было. Спросите любого человека, родился ли он. Он, конечно же, подтвердит, и даже дату назовет. Так и рожденный свыше человек знает, что возрожден. Многие и дату могут назвать, хотя это и не обязательно. А если вы не знаете или не уверены, то ваше дело плохо. Ваше сердце каменное, и поэтому вам так трудно. Молитесь Богу и просите, чтобы Он изменил ваше сердце. Просите настойчиво и неотступно, пока не снизойдет в ваше сердце Божий мир и Сам Бог не даст вам уверенность, что вы теперь новое творение. Это может занять время. Известный христианский писатель Джон Буньян просил у Бога прощения полтора года, прежде чем обрел мир и уверенность в сердце.
     2. А если вы стали новым творением во Христе, то поддерживайте духовную форму. Нужно следить за состоянием своего сердца. Хотя оно теперь живое, но имеет склонность покрываться коркой. Я провел детство в деревне, а потом каждый год приезжал туда на каникулы. Поэтому хорошо знаю одно интересное явление. В деревне раньше ходили босиком. Так вот, когда приезжает туда горожанин и разувается, ему очень дискомфортно. Маленький камешек, прутик какой торчит – он тут же чувствует и кривится. А местные ходят и ничего не замечают. Потому что привыкли, на ступнях наросла грубая кожа. Моя бабушка всю жизнь прожила в деревне. У нее одеревенели не только ноги, но и ногти на этих ногах. Просила меня подстричь – ножницы не брали. 
     Так и наши сердца, вращаясь среди этого мира, покрываются коркой. Во многом это и не наша вина, а наша беда, но все равно надо что-то делать. Нужно разбивать эту кору ударами покаяния. Нужно размягчать ее потоками благодати. Нужно питать сердце Словом Божьим, чтобы оно не усыхало. Нужно хранить его больше всего хранимого, чтобы оно оставалось чутким и нежным.
 
ФайлЗагрузить: Окаменелости (Мк. 8:10-21)

Размер файла: 23 700 Кб

Загружено: 68