Проповеди | Тяжелая артиллерия (Мк. 4,35-41)
Новые проповеди
Мои аудиозаписи
 
35 Вечером того дня сказал им: «Переправимся на ту сторону».
36 И они, отпустив народ, взяли Его с собой, как Он был в лодке; были и другие лодки с Ним.
37 И поднялась великая буря; волны били в лодку, так что она уже наполнялась водой.
38 А Он спал на корме, на возглавии. Его будят и говорят Ему: «Учитель! Неужели Тебе нужды нет, что мы погибаем?»
39 И, встав, Он запретил ветру и сказал морю: «Умолкни, перестань!» И ветер утих, и сделалась великая тишина.
40 И сказал им: «Что вы так боязливы? Как у вас нет веры?»
41 И убоялись страхом великим, и говорили между собой: «Кто же Сей, что и ветер, и море повинуются Ему?» 
Мк. 4:35-41
 
     В служении Спасителя наступил новый этап, открылась новая страница, началась новая веха. Ее главная характеристика – потрясающие воображение чудеса. Конечно, Господь и до этого творил чудеса, но теперь они приняли поистине грандиозный размах.
     Взять исцеление больных. Христос и до этого исцелял различные болезни: горячку, проказу, паралич. Но здесь Он вернул к жизни мертвую девочку! Это уже было даже не исцеление, а нечто намного большее – воскрешение из мертвых. Или, скажем, Господь и до этого изгонял бесов, но здесь перед нам предстает исключительный случай: в несчастном человеке жил целый легион злых духов. Те бесноватые еще как-то могли находиться среди людей и даже появлялись в синагоге, а этого никто не мог укротить, двухтысячное стадо свиней, в которых вошли бесы, погибло в море. Прежние одержимые в сравнении с этим выглядели жалкими карликами.
     Наконец, среди чудес, совершаемых Христом, появились качественно новые чудеса. Он стал проявлять Свою власть над природой. На глазах изумленных учеников Он усмирил сильную бурю, Он ходил перед ними по воде, и, кроме того, Он два раза чудесным образом умножил хлеб и рыбу. Подобного раньше не было, и в повествовании Марка мы все чаще встречаем слова «страх» и «ужас». Если прежде они еще были способны прославлять Бога, то здесь величие совершенных Иисусом дел повергало их в шок и трепет.
     Я думал, с чем можно было бы сравнить этот новый этап в служении Господа, и мне на ум пришло одно военное выражение: «В ход пошла тяжелая артиллерия». Обычно враждующие стороны вначале не прибегают к таким крайним мерам. Тяжелая артиллерия – это, во-первых, дорого. Доставить к месту и развернуть на позиции большие орудия – уже серьезные затраты. Опять же, боеприпасы стоят немалых денег. Кроме того, тяжелая артиллерия вызывает значительные разрушения, увеличивается число жертв среди мирного населения. Это невыгодно самим нападающим. Им же потом, если победят, придется заниматься восстановлением. Поэтому к тяжелой артиллерии прибегают как к крайнему средству, если больше ничто не помогает.
В служении Господа наступил такой этап, когда Он был вынужден прибегнуть к «тяжелой артиллерии», начал совершать чудеса, которые «ослепляли» и «оглушали» присутствующих, а особенно учеников, поскольку они всегда были рядом. И реакция была такой же, как от артобстрела: «Убоялись страхом великим» (4:41); «Устрашились» (5:15); находились «в страхе и трепете» (5:33); «испугались» (6:50). И, кроме того, они приходили «великое изумление» (5:42) и «чрезвычайно изумлялись в себе и дивились» (6:51).
     Почему же Христос прибег к «тяжелой артиллерии»? Потому что иначе было нельзя. На менее сильные средства люди не реагировали. Нам знакомо это явление: если человек плохо слышит, мы начинаем говорить ему громче, а то и кричать; если он плохо видит, мы пишем для него большими буквами или включаем яркий свет. Иными словами, прибегаем к сильнодействующим средствам. Такая необходимость возникла и у Господа. Он показал состояние окружавших Его людей, приведя цитату из книги пророка Исаии: «Они своими глазами смотрят – и не видят; своими ушами слышат – и не разумеют» (Мк. 4:12). Слишком мелкими были для них буквы, слишком тихим голос, которым обращался к ним Христос. И тогда Он, с одной стороны, осудил жестокосердие людей, начав учить притчами, наглядно показав их состояние: для них все было в притчах. А с другой стороны, Он, все-таки, не оставил их. Не отвернулся, не отмахнулся, не ушел. Он решил пустить в ход тяжелую артиллерию, которую услышали бы глухие уши, увидели бы подслеповатые глаза, ощутили бы окаменевшие сердца.
     Как-то мне рассказали, что бывают дискотеки для глухих. Мое отношение к дискотекам и ночным клубам крайне отрицательное, и я рассказываю об этом лишь в качестве примера. Так вот, оказывается, даже совершенно глухие люди могут слышать музыку, нужно только включить погромче. На этих «дискотеках» человек с нормальным слухом долго бы не выдержал, а глухим – ничего. Там задействуют сверхмощную аппаратуру, включают «супербасы», и тогда начинает вибрировать все: стены, пол и тела посетителей. Глухие не могут слышать ушами, но они ощущают вибрацию и, представьте себе, даже танцуют. Окажись мы на таких «дискотеках», нам показалось бы, что мы попали в ад, но иначе они не слышат.
     И Господь, несмотря на то, что Его отвергли, назвали сумасшедшим и одержимым, все же решил еще раз обратиться к этому глухому и слепому народу. Он «поставил громкость на максимум», «включил свет на полную мощность». «Вибрация» потрясала их сердца, они чрезвычайно изумлялись в себе и дивились, и теперь уж точно должны были увидеть, услышать и понять, что к чему.
     Я читаю об этом и тоже «изумляюсь». Не столько величию и невероятности чудес Христа, сколько Его терпению и доброте. Его снова и снова отвергали, оскорбляли и унижали, а Он все равно обращался к ним и не желал, чтобы они погибли. Это Божий характер: Он «долготерпит нас, не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию» (2 Пет. 3:9). «Бог не желает погубить душу и помышляет, как бы не отвергнуть от Себя и отверженного» (2 Цар. 14:14). Таково Его отношение к нам, таким должно быть и наше отношение к людям.
     С другой стороны, это не будет длиться вечно. Господь делает все возможное, чтобы достучаться до человека, но если тот не реагирует, Он уходит. Поэтому если в нашей жизни начинают происходить явления особого масштаба, стоит задуматься: может быть, это Его последний зов. Христос в последний раз стучится к нам и скоро уйдет. В Библии несколько раз сказано: «Ныне, когда услышите голос Его, не ожесточите сердца ваши» (Евр. 3:15; 4:7; 3:8; Пс. 94:8).
 
     Сегодня перед нами одно из величайших чудес Иисуса Христа, а именно усмирение бури. Никто никогда ничего подобного не совершал ни до, ни после Него. Случались чудесные исцеления и даже воскрешения мертвых. Один раз произошло чудесное умножение пищи, совершенное пророком Елисеем. Но чтобы ветер и море по одному только обращенному к ним слову укрощали свой буйный нрав – такого не было. Это чудо поражает своей грандиозностью и размахом.
     И здесь я хочу поделиться одним наблюдением, которое сделал во время чтения. Марк изображает перед нами яркую и контрастную картину. С одной стороны, мы видим в действии огромные силы природы. В нашем коротком отрывке три раза встречается слово «великое». Вначале поднимается «великая буря». По-гречески слово «великий» имеет корень «мега», то есть, говоря современным языком, на Галилейском море поднялась «мегабуря». На лодку обрушился жестокий шквал. Апостолы, среди которых были опытные рыбаки, выросшие на этом море, пришли в ужас. Лодка наполнялась водой, в двадцать четыре руки они не могли ее вычерпать. Свое положение они описали коротким и, так сказать, исчерпывающим словом: «Погибаем». 
     Затем, когда Христос усмирил бурю, слово «великое» появляется во второй раз: «И сделалась великая тишина». Только что была «мегабуря», теперь же настала «мегатишина», другими словами, полный штиль. Обычно на озере не бывает такой тишины: хоть скромный ветерок, но дует, хоть небольшая рябь, да присутствует. А здесь наступила не просто спокойная погода, что уже было бы немало, но «великая тишина». Она, несомненно добавила еще больше драматизма в происходящее. И, наконец, после всего этого последовала соответствующая реакция учеников: «И убоялись страхом великим», или, как мы уже привыкли, их объял «мегастрах». Им и перед этим было страшно, смерть нависала над душами. Но здесь, в этой полной тишине, страх стал еще больше. Макартур отмечает: «Теперь они боялись Того, Кто укротил бурю, больше, чем саму бурю».
     На глазах учеников совершалось нечто поистине великое. Они не могли прийти в себя, не могли поверить своим глазам. Они словно попали под обстрел тяжелой артиллерии, и теперь испуганно глядели друг на друга, словно спрашивая, живы ли они и на самом ли деле происходит все, что они сейчас видят. Такое еще могло случиться во сне, но вот, это все происходит наяву, и они, растерянные и изумленные, испуганно глядят на своего Учителя и перешептываются между собой.
 
     А с другой стороны, мы не можем не заметить удивительного, даже безмятежного спокойствия Христа, которое становится еще более заметным на фоне паники и смятения учеников. Начав с того, что, отплыв от берега, Господь лег на корме и уснул. Там было «возглавие» или подголовник, возможно, небольшая кожаная подушка, а возможно, просто низкая поперечная скамейка, на которой сидел кормчий. На этой деревянной доске Господь приклонил голову и отключился от внешнего мира. И такое спокойствие было в Его сердце, настолько безмятежным был Его сон, что даже разыгравшаяся буря не потревожила его. Скептики и критики порой указывают, что человек не может спать, если вокруг бушует стихия. Это правда, человек бы проснулся, потому что человек – существо беспокойное. Даже у самого крепкого нервами человека сон тревожный. Мы понимаем, что во сне беззащитны, а случиться может всякое, поэтому организм спит чутко, прислушиваясь к внешним шумам.
     Но там, на корме спал не простой человек. Он не боялся ни бури, ни зверей, ни врагов, ни землетрясений. Он вообще ничего не боялся и поэтому спал, как говорят, сном младенца. Люди, которые живут возле железной дороги или аэропорта поначалу не могут спать из-за шума тяжелых двигателей, а потом привыкают и не обращают внимания. Организм убеждается, что опасности нет и перестает реагировать. А Христу не нужно было привыкать, Он был абсолютно спокоен. Бушевал ли ураган или убаюкивающе стрекотали сверчки – Он одинаково мирно отдыхал после тяжелого дня. Некогда царь Давид, теснимый множеством врагов, писал в псалме: «Спокойно ложусь я и сплю, ибо Ты, Господи, один даешь мне жить в безопасности» (Пс. 4:9).
     Это спокойствие оказалось непонятным для перепуганных учеников. Не в силах вычерпать воду, они в панике принялись тормошить Иисуса: «Учитель, неужели Тебе нужды нет, что мы погибаем?» Интересно, что в оригинале буквально сказано: «Учитель, неужели тебе беспокойства нет, что мы погибаем?» Их поразило именно то, что Он совершенно не беспокоился. Сами-то они были объяты ужасом, а Он вел себя так, словно ничего не происходит.
     Дальше, обратим внимание, какими словами Господь усмиряет бурю. Мне бы, например, хотелось большей зрелищности. Ведь мы помним: там был «мегашторм». Можно было бы ожидать, что Христос встанет, прострет руки и торжественно возгласит: «Властью Божьего Сына Я повелеваю тебе...» Но Он сказал всего два слова и притом очень простых, прямо бытовых. Заметим, что «умолкни» – немного устаревшее слово, мы так не говорим. Если переводить на современный язык, Христос сказал морю: «Замолчи, перестань». Кому так говорят? Собаке, которая не вовремя разбрехалась. А где же торжественность, помпезность? Такое чувство, что Господь не видел в этой ситуации ничего экстраординарного. Ну расшумелось море, что тут такого? Именно такое «бытовое» отношение к происходящему, думаю, больше всего и поразило учеников.
     И, наконец, посмотрим, что Он говорит им, перепуганно жмущимся друг к другу: «Что вы так боязливы?» Такое чувство, что Он обращается к детям, которые боятся какого-нибудь несуществующего «бабая». 
     Когда наши дети были маленькими, к нам в город приехал зверинец. Взяли мы наших ребят и отправились посмотреть на зверей. Уже и подошли к зверинцу, как случилась конфузия. Паша узнал, что там внутри есть волк. «Не пойду! Боюсь! Он меня съест!» Я его уговариваю: «Ничего, – говорю, – он тебе не сделает. Он же там в клетке за железной решеткой». «Ага, – отвечает, – он через решетку языком: «Ам» – и съест!» Так и не убедил. Теперь, конечно, он взрослый, смелый парень и не боится ни волка, ни медведя, ни работы. Боязливость – черта детей, а взрослый человек не должен быть боязливым.
     Так вот, Христос, обращаясь к апостолам, словно говорит им: «Ну, вы прямо как дети? Ничего ведь страшного нет. Что вы так боязливы?» Я как наяву вижу перед собой этих учеников, вытаращивших глаза от изумления: «Что мы так боязливы? Да мы чуть не утопли!» Он не разделял их страхов, а они не могли понять Его непостижимого спокойствия. Именно это спокойствие особенно впечатляет и нас. Все это великое «мегапроисшествие» для Него было обычным, бытовым делом.
 
     Вот здесь и возникает вопрос: для кого такие великие дела являются обычными? Кто не только не боится ветра и моря, но и отдает им приказания как домашним животным? Кто не знает человеческих страхов и остается безмятежным во время самых страшных катаклизмов? Именно этот вопрос встал перед учениками, и они стали спрашивать друг друга: «Кто же Сей, что и ветер и море повинуются Ему?»
     Примерно за год до этого после одного из чудес Христа люди тоже задавали друг другу вопросы. Это произошло в Капернаумской синагоге. Господь изгнал беса из одержимого, и люди спрашивали: «Что это? Что это за новое учение, что Он и духам нечистым повелевает с властью и они повинуются Ему?» (Мк. 1:27). Но тогда они не обратили внимания на Самого Иисуса Христа. Им показалось, что это появилось новое учение. Теперь же, оказавшись посреди моря, они поняли, что дело здесь не в учении, а в Нем Самом. Теперь они уже спрашивали не «Что это за новое учение?», а «Кто же Сей?» Это значит, что тяжелая артиллерия возымела должное действие. До них что-то стало доходить, хотя и с трудом. За несколько минут до этого они знали, Кто Он. Они обратились к Нему: «Учитель!» Теперь же им стало ясно, что «Учитель» – это наименьшее из того, Кем Он был.
Он совершал дела, каких прежде не совершал никто и никогда. Были великие пророки и чудотворцы, но никто из них не смел обращаться к ветру и морю. А тут по одному лишь Его слову стихия беспрекословно умолкла. Давайте и мы зададимся вопросом: «Кому повинуются ветер и море?» Ответ однозначен: они повинуются только Богу. В священной истории было одно событие, отдаленно напоминающее то, что произошло тем вечером на Геннисаретском озере.
     Непослушный пророк Иона пытался бежать от Бога, сел на корабль и отправился в плавание. «Но Господь навел на море крепкий ветер, и сделалась на море великая буря, и корабль готов был разбиться» (Иона 1:4). Корабельщики устроили расследование и выяснили, что виновником шторма является Иона. «Тогда он сказал им: «Возьмите меня и бросьте меня в море, и море утихнет для вас, ибо я знаю, что из-за меня постигла вас эта великая буря»... И взяли Иону, и бросили его в море, и утихло море от ярости своей. И устрашились эти люди Господа великим страхом» (Иона 1:12-16).
     Между этими двумя событиями есть много общего: и великая буря, и мгновенная тишина, и страх среди корабельщиков. И всем там было понятно, что бурей управлял Бог. Он вначале ее навел, потом успокоил. Такие великие стихии, как ветер и море, повинуются одному лишь Богу. Псалом 106 описывает Его верховное руководство над ветром и морем следующим образом:
«Отправляющиеся на кораблях в море, производящие дела на больших водах видят дела Господа и чудеса Его в пучине: Он речет – и восстает бурный ветер, и высоко поднимает волны его, восходят до небес, нисходят до бездны. Душа их истаивает в бедствии; они кружатся и шатаются, как пьяные, и вся мудрость их исчезает. Но воззвали к Господу в скорби своей, и Он вывел их из бедствия их. Он превращает бурю в тишину, и волны умолкают. И веселятся, что они утихли, и Он приводит их к желаемой пристани. Да славят Господа за милость Его и за чудные дела Его для сынов человеческих!» (Пс. 106:23-31).
     Единственное, что мог сделать человек, оказавшись посреди бушующего моря, – это молиться, просить милости у Всевышнего, Который один имел власть успокоить бурю. А здесь, в лодке посреди Галилейского моря Иисус не молился, не обращался к Небесному Отцу за руководством или за советом. Только проснувшись, когда дремота еще смежала Его глаза, мне кажется, сонным голосом, ведь голосовые связки не сразу просыпаются, Он сказал морю: «Замолчи, перестань». И все! Мгновенно в природе воцарились спокойствие и безмятежность!
     Кто мог сделать такое? Кто мог одним лишь словом усмирить расходившуюся стихию? Только одно существо во всей вселенной, а именно Бог! Именно поэтому и объял учеников такой «мегастрах». Когда они будили Его, то чего ожидали? Вероятнее всего, что Он поможет им вычерпывать воду из лодки. А Он сделал такое, что черпаки повыпадали из их собственных рук. Их затуманенному сознанию стало открываться, что рядом с ними находится Тот, Кто создал это самое море, ветер, а также небо, землю и их самих. Возле них сидел Тот, Кто не имел ни начала, ни конца, Первый и Последний. Он был Тот, Кто мог не только усмирить бурю, но и вообще все! Перед ними словно открылась бескрайняя бездна Его великого всемогущества, непостижимой силы и власти. Тяжелая артиллерия произвела эффект, по крайней мере, на некоторых.
 
     Из всего прочитанного и сказанного следует два вывода.
     Вывод первый. Голосу Иисуса Христа беспрекословно повиновались бесы и болезни, ветер и море, видимое и невидимое. Поэтому самое правильное и разумное – тоже начать повиноваться Ему. Кто мы вообще такие, чтобы бороться с Ним, прекословить Ему? Нам тоже нужно «убояться страхом великим» и склониться перед Ним в смирении и благоговении. На этой неделе на молитвенном общении я встретился с пожилым братом из Донецка. Он провел несколько времени здесь, а теперь пришла пора возвращаться. Братья говорят: «Так ведь там война». Он отвечает: «А что делать? Там у меня все. Дом, пенсия. Да и здесь срок пребывания приходит к концу. Жена уже там, позвонила сюда, чтобы я тоже выезжал. Спрашиваю ее: «Как там?» Она отвечает: «Страшно. Едем в поезде, только и слышно, как гупает»». Меня особенно впечатлило это слово: «Гупает». Это именно тот звук, который производит тяжелая артиллерия. Не «бухает», а именно «гупает», этот звук слышишь не столько ушами, сколько, как те глухонемые на дискотеке, телом. Настанет время, когда Бог «возгремит» во всем мире, и люди начнут «издыхать от страха и ожидания бедствий, грядущих на вселенную». Но уже сейчас мы видим Его силу и могущество в Библии. И сейчас – самое лучшее время, чтобы признать Его власть и начать повиноваться Ему, как повинуются ветер и море.
     И второй вывод: рядом с Иисусом Христом нам нечего бояться. «Если Бог за нас, кто против нас?» Если в нашей лодке или в нашей квартире, или в нашей жизни присутствует Спаситель, то никакие бури и ураганы не страшны. Он не даст нам погибнуть. «Будешь ли переходить через воды, Я с тобой, через реки ли – они не потопят тебя; пойдешь ли через огонь – не обожжешься, и пламя не опалит тебя», – говорит Он (Ис. 43:2). И даже если наша земная жизнь прервется, Он проведет нас через глубокие воды реки смерти к Своему небесному городу. Если вы обуреваемы страхами, Он сегодня говорит и вам: «Что вы так боязливы? Как у вас нет веры?» Последуем Его примеру и спокойно уснем рядом с Ним посреди бурного житейского моря. Опасности нет.
     Нужно лишь держаться Его, быть рядом и верить в Него, Сына Божьего. Он вчера, сегодня и вовеки тот же. Вот еще одна цитата из толкования Макартура: «Тот Христос, Который усмирил бурю на Галилейском море, является Тем Христом, Который удерживает каждый атом и каждую планету на своей орбите. Он поддерживает равновесие во вселенной, Он питает каждое растение и каждое животное. Однажды Он придет, чтобы восстановить мир, оскверненный грехом, и создать совершенно новое небо и новую землю. Даже сейчас Он – Бог, Который дает вечную жизнь тем, кто верит в Него, и Который усмирит все их бури и даст силы пережить все трагедии».
 
 
ФайлЗагрузить: Тяжелая артиллерия (Мк. 4,35-41)

Размер файла: 18 300 Кб

Загружено: 60