Проповеди | Все в притчах (Мк. 4:1-20)
Новые проповеди
Мои аудиозаписи

Еще ни одна проповедь по Евангелию от Марка не вызывала у меня таких затруднений. Отчасти поэтому у нас был такой перерыв: я просто не был готов проповедовать на этот текст. Справедливости ради, скажу, что отрывок Мк. 4:10-12 считается одним из самых сложных в Новом Завете. Его, во-первых, трудно понять, а во-вторых, еще труднее принять. Христос говорит то, что не вполне соответствует нашему пониманию Божьего характера и Его труда в этом мире.

Поэтому, думаю, не только мне было сложно готовиться, но и всем нам будет непросто воспринять это слово. Я перечитал с десяток комментариев и толкований на эту тему, познакомился с греческим текстом и разными переводами, размышлял несколько месяцев, и теперь уже пообвыкся, но для вас все в первый раз, и я постараюсь быть осторожным.

 

Начиная с этого времени Христос стал учить не так, как раньше. В первое время Его учение было ясным и простым: «Исполнилось время и приблизилось Царство Божье: покайтесь и веруйте в Евангелие» (Мк. 1:15). «Должно ли в субботу добро делать или зло делать? Душу спасти или погубить?» (Мк. 3:4). Если Он и употреблял какие-то иллюстрации или сравнения, то они были просты и понятны: «Не здоровые имеют нужду во враче, но больные; Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию» (Мк. 2:17). Прекрасным примером Его учения в то время служит Нагорная проповедь. В ней все легко и доступно. Конечно, это учение было непривычно, но ничего сложного и непонятного в нем не было.

Но теперь учение Христа изменилось. Он начал говорить загадками. Из Его уст зазвучали притчи, и люди перестали Его понимать. Вот здесь и скрывается странность. Прежде мне казалось, что Христос рассказывал притчи для ясности. Словно приводил иллюстрации в проповеди. Благодаря ярким, живым примерам, тема оживает, становится интересной и актуальной. Сперджен сравнил примеры, которые проповедники вставляют в проповеди, с окнами, проливающими свет в комнату. И действительно, хорошая иллюстрация дорого стоит. Порой слушатели начинают понимать истину Писания именно благодаря яркому примеру. Так вот, мне казалось, что и Христос прибегал к притчам, как к иллюстрациям. Благодаря этому, слушатели лучше понимали, принимали и запоминали Божью истину.

Увы, я был неправ. В учении Христа было два рода притч. Во-первых, были притчи, которые Он действительно хотел, чтобы люди поняли. Это были яркие иллюстрации, не нуждавшиеся в истолковании. Например, притчи о блудном сыне, милосердном самарянине или злых виноградарях. Слушатели сразу понимали, что к чему.

Но были притчи, которые звучали, как необъяснимые загадки. Именно такими притчами Христос заговорил в рассматриваемое нами время. Их не понимали не только книжники и фарисеи, но и ученики. Если раньше они дивились Его учению, потому что Он учил их как власть имеющий, то теперь Они дивились, потому что ничего не понимали. Его учение стало непонятным и загадочным. Я представляю себе реакцию людей. С одной стороны, вроде, все слова понятные: сеятель, семя, почва. Дальше шли притчи о посеве и жатве, о горчичном зерне. Слова понятные, но смысл был сокрыт, и понять его никто не мог, слушатели расходились в недоумении. Даже самые близкие к Господу люди, Его апостолы, не могли понять смысла сказанного.

Думаю, если уж для них это было непонятно, так собравшиеся толпы точно ничего не понимали. Как-то у нас в церкви дали слово одному человеку, который такого нагородил, что все дождаться не могли, когда он сойдет с кафедры. Говорил, в частности, про статуи, которые стоят на въезде в наш город. Старый пастырь Петр Андреевич после этого попытался сказать ему, что нужно говорить просто и доступно. Тот ответил: «Кому надо, тот поймет». Пастырь в сердцах ответил: «Я тебе точно скажу: если уж я ничего не понял, так и никто не понял». Так и там: если апостолы просили Господа растолковать им притчи, то что говорить про остальных?

Притчи Христа не прояснили, а наоборот, запутали Его учение, с этого времени Его перестали понимать. Он начал учить загадками, и эти загадки были настолько сложны, что разгадать их никто не мог. Да и в наши дни нет единого мнения в толковании некоторых притч, которых Христос не объяснил. Например, притча о закваске, которую женщина положила в три меры муки. Одни считают, что закваска – это хорошо, другие – что плохо. Притча о сокровище на поле: одни считают, что сокровище – это Царство Небесное, ради которого человек должен все оставить, другие – что это Церковь, ради которой Христос пришел в мир, оставив все, что имел на небесах. Думаю, если бы Он не оставил нам толкования притчи о сеятеле, мы бы тоже ничего не поняли. Это теперь нам кажется, что мы такие умные, потому что нам все «разжевали». А на самом деле, это не просто иллюстрация, красивый пример, проливающий свет на учение. Это загадка, которую разгадать едва ли бы кто смог, если бы Господь не объяснил, что к чему. Это орешек настолько твердый, что едва ли есть человек, которому он пришелся бы по зубам.

Начиная с этого времени, Господь стал вновь и вновь повторять таинственную фразу: «Если кто имеет уши слышать, да слышит». Такое чувство, что у Его слушателей ушей не было. Ученики и те, что называется, «слышали звон, да не знали, где он». Христос словно нарочно «напустил туману», сделал Свое учение неясным, невразумительным. Таков факт. А теперь вопрос: почему? Зачем Он это сделал? Ведь всякий проповедник и учитель старается сделать свое учение яснее, понятнее. Здесь – все наоборот.

Конечно, это заинтересовало учеников, и они, оставшись наедине, спросили Господа: «Почему притчами говоришь им?» (Мф. 13:10). И тогда Он ответил: «Вам дано знать тайны Царства Божьего, а тем, внешним, все бывает в притчах; так что они своими глазами смотрят – и не видят; своими ушами слышат – и не разумеют; да не обратятся, и не прощены будут им грехи» (в большинстве напечатанных Библий по недоразумению пропущен предлог «не»).

Один из вариантов перевода текста Евангелия от Марка 4:11-12 гласит: «Вам даны тайны Царства Божьего, а тем, внешним, все дается в притчах, чтобы они смотрели и не видели, слышали и не понимали, чтобы не обратились они и не было прощено им». То есть, Христос нарочно говорил им притчами, чтобы они не поняли и не обратились.

Почему так? Неужели Он не хотел их спасения? Неужели нарочно говорил загадками, чтобы они ничего не поняли и погибли? Чтобы понять намерение Господа, нам нужно еще раз взглянуть на предыдущие главы. В начале Своего служения Христос говорил ясно и понятно. Его учение было со властью, а чудеса подтверждали эту власть. Но они смотрели и не видели, слушали и не слышали. Никто, кроме близких учеников не понял, что Он Сын Божий. Соседи решили, что Он выжил из ума, книжники и фарисеи сказали, что Он одержимый. Даже родственники, не только слышавшие Его учение, но и видевшие Его святой, безукоризненный образ жизни, не поверили в Него. Да и толпы, ходившие за Ним, не понимали, кто Он, считали Его целителем или пророком. Они видели и слышали только то, что им хотелось.

 

И притчи Христа стали средством осуждения. Когда люди отказались понимать понятный язык, Он заговорил с ними на непонятном. Нечто подобное возвестил пророк Исаия: «Им говорили... Но они не хотели слушать... За то лепечущими устами и на чужом языке будут говорить к этому народу» (Ис. 28:12, 11).

С этого времени Христос начинает делить людей на «внешних» и «внутренних». В Его притчах появляются пшеница и плевелы, рыба хорошая и плохая, почва плодородная и негодная. Когда Он говорил понятным языком, люди отнеслись к Его словам легкомысленно и безответственно. Если можно так сказать, Он раскрыл перед ними все карты, разложил все по полочкам. И Своим учением, и Своими чудесами, и самим Своим отношением Он словно бы громогласно провозглашал им в уши: «Я Божий Сын!» Демоны кричали об этом громкими голосами, но люди были слишком легкомысленны.

И тогда Христос сказал: «Все! Хватит! Если вы не поняли ясного учения, то теперь вообще ничего не поймете. Если вы не приняли очевидного, то теперь для вас все будет в притчах. И Он начал учить загадками. Те, которые приняли Его, получали истолкование, а те, которые отвергли, ничего не понимали. Уча загадками, Христос осудил легкомыслие и несерьезность слушавших Его людей.

Для пояснения Своей мысли Он привел место из книги Исаии. В те времена Господь, утомленный упорством и непослушанием израильтян, решил, что Его народ пойдет в плен. Слишком долго они Его раздражали, слишком долго отвергали пророков. И тогда Исаия увидел грандиозное видение: на престоле высоком и превознесенном сидел Господь. Мы хорошо помним это место: и шестикрылых серафимов, восклицающих: «Свят, свят свят Господь Саваоф», и Исаию, сказавшего: «Горе мне, погиб я, ибо я человек с нечистыми устами», и, наконец, Самого Господа, сказавшего: «Кого Мне послать, и кто пойдет для Нас?»

Но мы упускаем из виду главное, а именно, что сказал Господь Исаии. Бог сказал такое, что составители Синодального перевода не решились перевести буквально, слишком уж невероятны были эти слова. Процитирую два других, более буквальных перевода:

«Пойди и скажи этому народу: «Слушайте, но не понимайте, смотрите, но не разумейте». Ожесточи сердце этого народа, закрой их уши и сомкни им глаза, чтобы они не смогли увидеть глазами, услышать ушами и понять сердцем, чтобы не обратились и не получили исцеление» (Ис. 6:9-10. Новый русский перевод).

«Иди и скажи этому народу: «Слушайте, слушайте – и не понимайте! Глядите, глядите – и не разумейте!» Помрачи ум этого народа, сделай этих людей глухими, сделай незрячими – пусть глаза их не видят, пусть не слышат уши, пусть ум не разумеет, чтобы они не свернули с дурного пути и не исцелились» (Современный перевод).

Изумленный Исаия спрашивает: «Надолго ли, Господи?» Он сказал: «Доколе не опустеют города и останутся без жителей, и дома – без людей, и доколе земля эта совсем не опустеет».

Добавлю два комментария:

Гарольд Э. Викке: «Во времена пастырства и проповедования Исайи наступила такая пора, когда Бог ожесточил сердца многих в Израиле. Это было заслуженным и справедливым наказанием. Иисус понял, что и в Его пастырстве наступил такой момент».

Луис Барбиери мл.: «Причиной, по которой Иисус стал говорить притчами, было Его желание скрыть смысл открываемого Им от неверующих. «Тайны» Царства Божьего были рассчитаны на Его учеников, а не на книжников и фарисеев, отвергнувших Его. В сущности, у них «отнималось» даже то, что они знали прежде, тогда как знание учеников «приумножалось». То есть учение Иисуса притчами содержало в себе элемент наказания».

Джон Макартур подводит итог: «Притчи были даны для того, чтобы кому-то явить истину, а от кого-то ее скрыть» (Толкование на Евангелие от Матфея).

Звучит непривычно для нашего слуха. Мы-то верим, что Господь до самой смерти желает спасти грешника, что пока жив человек, Христос стучится в его сердце. Однако в ряде мест, как мы уже увидели, Библия показывает, что если человек упорствует и не покоряется истине, то Бог и при жизни может отнять от него благодать, отнять разум. И тогда все, что он услышит, станет для него непонятной притчей.

 

Важный вывод: «Мы должны быть особенно внимательны к слышанному, чтобы не отпасть» (Евр. 2:1). Если мы будем легкомысленны и поверхностны, то и к нам Господь может заговорить «притчами», и от нас может отнять Свое первоначальное благословение. И мы можем стать имеющими очи, но не видящими, имеющими уши, но не слышащими. Предостережение Господа обращено и к нам: «Замечайте, что слышите: какою мерою мерите, такою отмерено будет вам и прибавлено будет вам, слушающим. Ибо кто имеет, тому дано будет, а кто не имеет, у того отнимется и то, что имеет» (Мк. 4:24-25).

Это сказано о нашем отношении к Богу. Ученики поверили Христу и пошли за Ним, поэтому притчи добавили к их знанию: Христос наедине все им объяснял. Но другие люди отнеслись к Нему легкомысленно, и поэтому у них отнялось даже то, что они могли понять.

 

И, наконец, обратимся к притче о сеятеле. Мы не будем подробно объяснять ее, поскольку это сделал Сам Господь. Лучше подумаем, почему или для чего Он рассказал эту притчу. Здесь можно услышать множество самых разных выводов и применений. Например, говорят, что этой притчей Христос призывает нас сеять Божье Слово. Будут разные люди, будет разная реакция, но наша задача – сеять. Что ж, в принципе, идея верная, нам нужно распространять весть о спасении. Однако задумаемся: для того ли рассказал Христос эту притчу, чтобы побудить учеников благовествовать? Если бы Он рассказал ее ученикам перед тем, как посылать их на проповедь, то с таким толкованием еще можно было бы согласиться. Но Христос рассказал ее даже не ученикам. Притча прозвучала для народа, а потом уже ученики попросили объяснить ее для них.

Другие идут еще дальше и рассуждают, что негодную почву, пожалуй, можно было бы изменить: ту, которая при дороге, распахать, камни повыбирать, терние выполоть. Тоже, вроде, звучит разумно. Только получается, что Христос плохо постарался, почву не обработал. Ведь при Его жизни абсолютное большинство тех, кому Он проповедовал, отказались от Него. Лишь небольшая горстка учеников осталась верной. Да и очевидно, что Христос не для того рассказал эту притчу, чтобы научить нас обрабатывать почву перед посевом, «готовить сердца перед евангелизацией». Повторюсь: он произнес ее не перед учениками, а перед народом, и в ней нет ни слова об обработке почвы. И сеют там не ученики, а Он Сам. «Сеющий доброе семя – это Сын Человеческий» (Мф. 13:37).

Эту притчу Христос произнес, когда большая часть людей не приняла Его. Фарисеи составили совещание, как бы погубить Его. Книжники объявили, что Он одержим бесом. «Ближние Его пошли взять Его, ибо говорили, что Он вышел из себя» (Мк. 3:21). Даже мать и братья, пришли, судя по всему, чтобы отговорить Его от того образа жизни, который Он избрал.

И в ответ на все это Христос произнес притчу о сеятеле. В ней Он описал сложившееся положение дел. Правильнее было бы назвать ее не притчей о сеятеле, а притчей о почве. Здесь в центре внимания не сеятель и не Слово, а почва. Слушатели должны были увидеть в притче самих себя, свое состояние.

Притча эта печальная. Мы видим, как снова и снова сеятель бросает семя, но оно пропадает напрасно. Он тратит время, расточает силы, теряет драгоценное зерно, но негодная почва не дает ему принести плод. Вот, часть семян упала при дороге, и даже не смогла попасть в землю, не нашлось ни трещинки, ни щелочки, настолько тверда и черства была почва. Такими были сердца фарисеев и книжников. Как ни пытался Господь достучаться до них, все было тщетно. А эти тысячи, которые ходили за Ним – это же была каменистая почва. Они восторгались Им, прославляли Его, ходили за Ним везде и повсюду, куда бы Он ни пришел, тут же собиралась толпа. Но они не слушались Его! Он строго наказывал им никому не говорить про исцеления, «Но сколько Он ни запрещал им, они еще более разглашали» (Мк. 7:36). Потом, когда популярность Христа стала падать, усилились враги, они от Него ушли. «Когда услышат слово, тотчас с радостью принимают его, но не имеют в себе корня и непостоянны; потом, когда настанет скорбь или гонение за слово, тотчас соблазняются», – сказал Он про них. Наконец, были третьи, которые слушали Господа и не оставляли Его, но от которых не было никакой пользы. Они только принимали и принимали, но ничего не отдавали. Отношение их было потребительское, земное интересовало их больше, чем небесное. Да, семя проросло, да, вера была, но плода не было. Силы и время уходили на заботы века сего, на зарабатывание денег, на сомнительные удовольствия.

Снова и снова сеятель бросает драгоценные семена, и все напрасно. Эта притча не поднимает настроения и, признаться, не побуждает к сеянию. Это описание того, что увидел Христос в этом мире: много негодной почвы, множество людей, озабоченных чем угодно, только не тем, для чего они были предназначены. Истина их не интересовала, они относились ко Христу легкомысленно и поверхностно. Лишь немногие оказались восприимчивыми, лишь малая толика приняла Слово Божье, сохранила его в чистом сердце и принесла плод в терпении.

К чему побуждает нас эта притча? Она не побуждает к благовестию. Хотя это, конечно, важное дело, но здесь речь не об этом. Она не побуждает нас выпалывать «терние» из окружающих нас душ или распахивать твердую почву их сердец. Эта притча показывает нам самих себя; это зеркало, в котором предельно ясно отражается наша сущность. Настолько ярко и четко Господь все обозначил, что невозможно обмануться. Вот, твердая почва черствых человеческих сердец. Это те, кто сейчас ходят по улице, толкутся на базаре. Таких сегодня большинство. Они совершенно невосприимчивы к истине.

А вот каменистая почва: это люди, которые некоторое время походили в церковь, а потом ушли. Думаю, если бы собрать здесь всех тех, которые приходили в нашу церковь, слушали, интересовались, даже принимали, а потом ушли, нам бы тут не хватило места. Вероятно, заполнился бы и подвал, и двор. И, вроде бы, касалось их Слово, и, вроде бы, оживали. Но были слишком поверхностны. Меня такой тип людей особенно огорчает. Они же поначалу «с радостью принимают», и я наивно верю, что еще одна душа пришла к Богу. А потом проходит время, они теряют интерес. Я еще пытаюсь их расшевелить, но они уже вялые, как те растения, увядшие на солнце. До чего же метко Господь все показал! И потом мы их теряем.

А тернистая почва? Думаю, это значительная часть тех, кто пришел сегодня в церкви. Не буду предполагать, сколько это в процентах, Бог знает, но, похоже, таких немало. Их больше заботят огороды, домашний быт, устройство детей. Они себя хорошо чувствуют не когда занимаются Божьим делом, а когда у них сотня банок огурцов на зиму закатано, и столько же помидоров, когда у них дом полная чаша, и они ездят, или того лучше, летают отдыхать на море. Когда они богаты, разбогатели, ни в чем не имеют нужды. Сидя в церкви, они думают о рыбалке, футболе, машинах, компьютерах, дачах, недавно увиденном кино... Давайте честно подумаем: где наше сокровище, где наше сердце? Я наблюдал, что таких людей можно на какое-то время расшевелить, терние повырывать, и они, вроде, оживают. А потом опять: «Терние выросло и заглушило семя, и оно не дало плода».

И лишь немногие являются доброй почвой. У них крепкие отношения с Богом, они свергли с себя все, что мешает духовному росту. Они имеют в себе корень и постоянны, они больше дают, чем принимают: один в тридцать, другой в шестьдесят, иной во сто крат.

Увидели ли мы себя в этом зеркале? Это первый вопрос. А второй: что делать, если мы не являемся хорошей почвой? Ответ дает Сам Христос: «Будь ревностен и покайся!»

В девяностые годы наблюдалось значительное оживление в церквах. Некоторые церкви крестили по пятьдесят человек и даже больше. Ажиотаж, энтузиазм, подъем! А Господь смотрел с небес и видел разную почву. И Ему, как никому другому, было известно, сколько там почвы негодной. Может быть, поэтому настали наши времена, когда испытывается серьезность и посвященность тех, которые приходят к Спасителю. Их немного, но хорошей почвы никогда не было много. Приложим все усилия, чтобы оказаться в числе верных. Чтобы принести сторичный плод во славу Того, Кто посеял в нас доброе семя.

ФайлЗагрузить: Все в притчах (Мк. 4:1-20)

Размер файла: 18 900 Кб

Загружено: 59