Проповеди | Чужая родня (Мк. 3:31-35)
Новые проповеди
Мои аудиозаписи
И пришли мать и братья Его, и, стоя вне дома, послали к Нему звать Его.
Около Него сидел народ. И сказали Ему: «Вот мать Твоя, и братья Твои, и сестры Твои вне дома, спрашивают Тебя».
И отвечал им: «Кто мать Моя и братья Мои?»
И, обозрев сидящих вокруг Себя, говорит: «Вот мать Моя и братья Мои,
ибо кто будет исполнять волю Божию, тот Мне брат, и сестра, и мать». 
 
     На наш сегодняшний текст можно посмотреть с двух сторон. Во-первых, постараться увидеть, что он говорит об Иисусе Христе. Думаю, это главное, поскольку Христос – главное действующее лицо всех Евангелий. Матфей, Марк, Лука и Иоанн прежде всего хотели показать читателям Иисуса Христа. Однако, есть и другая сторона. Нам будет полезно подумать и о том, что этот текст говорит о нас, поскольку он затрагивает крайне важную тему взаимоотношений в семье.
     Начнем с того, что это место Писания говорит о Христе. Рассказ о том, как к Нему пришли мать и братья, завершает целый раздел, и Марк не зря поместил это событие именно здесь. Оно словно венчает эту часть евангельского повествования, ставит завершающую точку.
     В прошлый раз мы увидели, как люди, соприкоснувшиеся с Иисусом Христом, разделились на два лагеря: поклонников и противников. Одни любили Его всей душой, другие ненавидели до безумия. Одни оставляли все, что имели и шли за Ним, другие тоже оставляли все дела, чтобы подкопаться под Него и обвинить. Одни бросались к Нему, чтобы коснуться Его, другие хватали камни, чтобы побить Его. Одни называли Его Учителем и Господом, другие – сумасшедшим и одержимым. Христос нажил Себе как друзей, так и врагов. Почему так случилось? Почему не все полюбили Его? Конечно, мы знаем ответ. Но если взять не Христа, а обычного человека, то зачастую люди наживают себе врагов по собственной вине. Они к одним выказывают расположение, а от других отворачиваются. Вот и получается, что появляются друзья и враги. Может быть, и Христос благоволил к одним и был холоден к другим, и поэтому так все вышло? На этот вопрос и отвечает Марк.
     Человек – существо пристрастное. Нами движут не только доводы разума и принципы справедливости, но и два могучих понятия: «нравится» и «не нравится». Если человек нам нравится, то мы готовы простить ему многие недостатки, оправдать провинности и снизойти к слабостям. Но если не нравится, тогда мы становимся строгими и принципиальными. Мы замечаем проступки, обращаем внимание на несовершенства и при любой оплошности готовы сказать сами себе: «Ну вот, поэтому он мне и не нравится».
     Хотя, конечно же, дело не в этом. Решение, будет нам человек нравиться или нет, мы принимаем заранее и, прежде всего, на основании внешнего вида. Есть лица располагающие, и есть отталкивающие. Если лицо располагает, то человек «нравится». И наоборот. Кстати говоря, в кинематографии у каждого актера есть характеристика, на какие роли он больше всего подходит. Скажем, Вячеслав Тихонов мог играть только положительные роли, у него было красивое, благородное и умное лицо. А другой известный актер Владимир Басов часто играл отрицательных героев, поскольку внешность у него была бандитская. Или еще один, Лев Перфилов. Вот некоторые его роли: буржуинский офицер («Сказка о Мальчише-Кибальчише), бандит Лохматый, немецкий офицер, кулак («Как закалялась сталь»), вор Моченый, бандит с гармошкой, доносчик Калимер, гестаповец-доктор Гаук, гангстер Люг, аферист с замочной скважиной, белобандит Ирод и еще ряд отрицательных персонажей. А все потому, что внешность была сомнительной, глаза навыкате, голос крикливый, и он просто не располагал к себе.
     Есть и другие факторы: манеры человека или даже какой-нибудь один его поступок могут сформировать наше к нему отношение на многие годы. Кроме того, нам нравятся люди, похожие на нас. Мы обычно ищем себе таких, как сами. Пьяницы идут в компанию других алкашей, автолюбители тянутся к другим счастливым обладателям чуда на четырех колесах, и только рыбак рыбака обходит издалека, но это только во время рыбалки, а так они тоже не прочь прихвастнуть друг перед другом своим уловом.
Есть ли беспристрастные люди на земле? Думаю, нет. Мы все пристрастны, у всех нас есть предпочтения. Мы можем на некоторое время заставить себя относиться ко всем одинаково, но стоит расслабиться – и у нас опять появляются любимчики и те, на кого мы смотрим с неприязнью.
     Конечно, люди чувствуют отношение к себе. Словно исходят от нас некие невидимые волны симпатии и антипатии. Те, кто нам нравится, как правило, отвечают взаимностью. А те, кто чувствует неприязнь, соответственно отвечают холодностью и даже враждебностью.
     Люди, соприкасавшиеся со Христом, не могли оставаться равнодушными. Они либо становились Его учениками и последователями, либо исполнялись злобы и ненависти. И вот, возникает вопрос: может быть, было в Нем что-то, располагавшее одних и отталкивающее других. Почему мытари и блудницы льнули к Нему, а книжники и фарисеи уходили от Него? Может быть, Он выказывал предпочтение одним и был холоден к другим? Может быть, Ему, как и нам, одни нравились, а другие нет? Может быть, Он Своим поведением спровоцировал религиозную элиту к нападкам, настроил их против Себя? Может быть, они не нравились Ему, и поэтому Он не понравился им?
     Конечно же, мы знаем, что Христос был совершенно беспристрастен. Он ко всем относился одинаково и не имел предпочтений. И вот, чтобы показать Его беспристрастность, Марк и приводит в качестве примера одно небольшое событие из Его жизни. Спаситель находился в доме, вокруг Него сидели люди, и в это время к дому подошли Его мать Мария, а также братья и сестры. 
Мы не знаем зачем они пришли и о чем хотели поговорить. Иоанн сообщает, что братья Господа не верили в Него, поэтому, разумно будет предположить, что они пришли не затем, чтобы поучиться у Христа. Возможно, они захотели как-то «повлиять» на Него. Мария, несомненно, помнила все, что происходило при рождении Спасителя. Однако это было тридцать лет назад и, возможно, братья каким-то образом убедили ее пойти с ними. Весь контекст этого отрывка имеет печальную окраску. Родственники сочли Христа сумасшедшим, иерусалимские книжники назвали Его одержимым. Тут же появляются мать и братья. Наиболее вероятно, что они не собирались Его хвалить и одобрять Его образ жизни. Возможно, они хотели уговорить Его вернуться в Назарет. Возможно, хотели убедить не спорить с книжниками и фарисеями. Хотя также возможно, что у них возникли обычные бытовые вопросы. Иосиф, судя по всему, умер. Иисус, как старший сын, был главой семейства. А тут вдруг взял и ушел из дома. Так что, не исключено, что их волновали хозяйственные темы. Едва ли нам стоит об этом много рассуждать. 
     Главное они были семьей Иисуса. Семья на Востоке даже в наши дни значит намного больше, чем у нас. Мы, люди западного типа, индивидуалисты. Многие после того, как вырастут, уезжают из семьи и почти не сохраняют связей с родственниками. На Востоке семья – это все. Внутрисемейное единение, почитание старших, соблюдение семейных традиций – это наивысшие ценности. В исламских странах когда человек обращается к Иисусу Христу, семья может отречься от него. Для нас это не особо страшно. Отреклись так отреклись, как-нибудь и один проживу. Там это ужасно. Человек без семьи – словно лист, оторвавшийся от дерева. Отдельные семьи объединяются в одну большую семью – род. Именно род, а не общество предоставляет человеку экономическую и социальную защиту. Если кто-то из рода разорился, родственники обязаны поддержать и помочь. Если оскорбили или убили одного мужчину из семьи, все остальные мужчины связаны кровной местью.
     Во времена Христа семейные связи были самыми крепкими. Из всех людей на земле человек оказывал наибольшее предпочтение своим родным. И чем ближе был родственник, тем большее расположение ему полагалось. Если в гости приходили соседи и родственники, то, разумеется, лучшие места доставались родственникам. Если просили о помощи близкие и посторонние, то, конечно, в первую очередь помогали близким. И если человек вел беседу, а тут приходили родственники, то вполне естественно было прервать разговор, извиниться и пойти пообщаться со своими. Они важнее. И уж тем более, если это собственная мать, братья и сестры. Даже в нашей эгоистичной и индивидуалистской культуре если бы вся семья стояла снаружи и звала нас, а мы бы отказались выйти, нас бы осудили.
     И поэтому слова Христа были шокирующими. Человек, который сообщал ему о посещении родных подчеркнул, что пришло все семейство: «Вот матерь Твоя, и братья Твои, и сестры Твои вне дома, спрашивают Тебя». Чего ждали слушатели? Несомненно, что Он выйдет. Если бы к ним пришли родственники, они тоже бы вышли. И они готовы были потерпеть, сколько нужно, пока Он пообщается с ними. Это оправданная пристрастность. Это нормально, если человек предпочитает родственников другим людям. Но Господь потряс всех. Вначале Он спросил: «Кто матерь Моя и братья Мои?» Словно бы совсем их не знал. Словно Ему предложили каких-то родственников, а Он в недоумении говорит: «Это не Мои» И затем, оглядев совершенно чужих Ему людей, Он объявил:  «Вот матерь Моя и братья Мои, ибо кто будет исполнять волю Божию, тот Мне брат, и сестра, и матерь». Этими словами Господь фактически отрекся от Своей семьи и Своей родни. А затем тут же определил для Себя новых родственников: новую мать, новых братьев и сестер. Ими стали те, кто исполняет Божью волю.
     Как вы думаете, вышел Иисус к ним или остался в доме? Создатели фильма «Иисус», хотя старались в точности следовать евангельскому тексту, в этом месте все-таки внесли дополнение. Иисус в фильме сказал эти слова с мягкой улыбкой, словно ободряя окружающих, а потом встал и вышел к родным. Однако мне представляется, что Он произносил эти слова вовсе не с улыбкой. Более того, осмелюсь предположить, что Мария, Иаков, Иосия, Иуда и Симон так и не дождались Его. Постояли и ушли ни с чем. Возможно, оскорбленные. Возможно, не понявшие такого к себе отношения. Однако Христос поступил именно так. Он всегда вел Себя решительно и уверенно, подавая пример и нам.
     Две важные вещи об Иисусе Христе мы видим в этом отрывке. Во-первых, нам открывается потрясающая беспристрастность Спасителя. Ко всем людям Он относился совершенно неицеприятно. Для Него ничего не значило, кто находится перед Ним: фарисей или рыбак, книжник или сборщик налогов, покрытый гноящимися язвами прокаженный или собственная мать. Ни к одному человеку Он не чувствовал неприязни, ни о ком не думал: «Этот Мне нравится, а этот нет». Он был носителем Божьего отношения и небесной мудрости, о которой впоследствии скажет один из Его уверовавших братьев по имени Иаков: «Мудрость, сходящая свыше, во-первых, чиста, потом мирна, скромна... беспристрастна и нелицемерна» (Иак. 3:17). Этим Иисус стал известен в народе, так что даже Его враги говорили: «Учитель! Мы знаем, что Ты справедлив и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лицо, но истинно пути Божьему учишь» (Мк. 12:14). Конечно, они хотели Его уловить, но своими словами они выразили то, что видел во Христе каждый. Этим Он был славен – Своим равным отношением ко всем. Это великое утешение. Пусть мы хуже других людей, пусть незначительны, грешны и есть много таких, которые добрее, чище и умнее нас, Христос отнесется к нам точно так же, как и к ним. «У Него нет лицеприятия» (Кол. 3:25).
     А во-вторых, перед нами предстает и удивительная привязанность Господа к тем, кто следовал за Ним. Неверующие люди для Него были одинаково чужими, будь то иерусалимские книжники или собственные братья. Зато слушающие и исполняющие Слово Божье были для Него роднее всех родных. Если я буду слушать Христа и исполнять Его волю, Он назовет меня не не рабом, не слугой и даже не другом. Он назовет меня братом, и у меня дыхание захватывает от такой перспективы. И если кому-то может быть лучше, так только пожилым сестрам. Если вы, дорогие сестры, следуете Господним путем, то вы матери Иисуса Христа.
Некоторые люди молятся не Богу, а Марии, матери Господа, и объясняют это так: если мы будем просить Христа сами, то кто мы такие для Него? Он нас не послушает. Зато если за нас попросит Богородица, то Он точно ответит, ведь не сможет же Он отказать собственной матери. Думаю, такие люди просто не знают Писания. В нашем тексте Христос поставил людей, исполняющих Божью волю выше Своей матери.
     Справедливости ради следует сказать, что Господь заботился о Марии. На кресте Он поручил ее опеке апостола Иоанна. В дальнейшем Мария находилась в Иерусалиме среди апостолов и, несомненно, теперь находится на небесах. Но вошла она туда не из-за родственных связей, а потому что уверовала, как сказала ей Елисавета: «Блаженна уверовавшая». И мы также блаженны, и становимся в один ряд с матерью Господа, Его уверовавшими впоследствии братьями и миллионами других, возлюбивших Божье Слово и исполнивших Его в своей жизни.
     А теперь посмотрим, что этот текст говорит о нас, то есть верующих. Мы призваны подражать Христу, отражать Его характер и Его отношение. И в связи с этим осмелюсь сказать несколько важных и, возможно, обличающих слов.
     Когда человек обращается к Богу, в его жизни должны произойти кардинальные перемены. По этим переменам мы и судим, было обращение настоящим или нет. Меняется многое: поведение, привычки, характер. И самая главная перемена – меняется отношение ко всему в этой жизни. Например, меняется отношение ко греху. Раньше мы любили грех. Хоть понимали, что это плохо, но втайне наслаждались. Теперь мы ненавидим его, грех стал нам противен. То же и в отношении к миру: раньше мы жили мирской жизнью, нас интересовала мирская мода, философия, увлечения. Теперь мы люди «не от мира сего». Нам стали безразличны мирские страсти и веяния. Как поется в песне: «Мне мир чужим стал, и я для мира». Неверующие люди беспокойны, смятенны и одержимы заботами: «Что нам есть?.. Что пить?.. Во что одеться?..» А мы спокойны, скромно работаем и доверяемся заботе Небесного Отца. Изменилось отношение к деньгам. Раньше это была главная мечта всей жизни: разбогатеть. Мы мечтали о выигрыше в лотерею, удачном браке или хотя бы найти кошелек на дороге. Теперь довольствуемся тем, что есть, и не гоняемся за длинным рублем.
     То же должно произойти и в нашем отношении к родственникам. Для многих родственники – это самые важные люди на всем свете. Особенно для женщин. Ведь женщина от природы является домоустроительницей. Для нее самое важное в жизни – дом и семья. Это мечта если не каждой, то почти каждой женщины: устроенное гнездышко, заботливый муж, здоровые дети, у которых все в жизни получилось. Если в семье проблемы, для женщины это худшее несчастье. Если она теряет семью или детей, то с ними теряет и смысл жизни. Материнский инстинкт побуждает ее постоянно думать о семье, жить семьей и для семьи. Хотя, конечно, для многих мужчин семья тоже важна, родственные связи одни из самых сильных в жизни человека. Люди, не имеющие этих связей, например, сироты или старые холостяки, чувствуют себя одинокими, никому не нужными и несчастными.
     Так вот, когда человек обращается к Богу, меняется и его отношение к родственникам. В пятидесятые годы в СССР был снят фильм «Чужая родня». Сюжет простой: молодой комсомолец и передовой колхозник Федор женится на девушке и обнаруживает, что ее родители – ярые противники колхозной жизни. Между ними возникают конфликты. В описании говорится: «До женитьбы он и предположить не мог, как душно и тесно будет ему в пронафталиненном мирке этих ограниченных людей». Конечно, фильм был пропитан коммунистической идеологией и далек от настоящей жизни. Но с чем-то удивительно похожим приходится столкнуться и новообращенному христианину, когда он общается со своими неверующими родственниками. Вроде-бы давно знакомые люди, много общего, даже внешне похожи, но вдруг стали такими далекими. Совершенно разные интересы, разные желания, мнения. Вроде бы и родня, но чужая. Вроде и близкие люди, но настолько далекие, что и не рассказать.
     Приходилось ли вам испытывать такие чувства? Ту внезапно возникшую отчужденность? Вы прозрели, а они остаются слепыми. Вы узнали истину, а они находятся в заблуждении. На вас обрушилось неописуемое счастье спасения, а они, несчастные, рассуждают о мелочных земных делах и не понимают, что есть совсем другая жизнь. Вы любите Иисуса Христа, а они любят деньги и развлечения. Вы движимы светлыми идеалами, ими руководит греховная плоть.
     И вот, возникает разрыв, начинается отчуждение. Ваша святая жизнь досаждает домашним, и они настраиваются против вас, становятся враждебными, начинают требовать, чтобы вы оставили свою веру. Затем устраивают скандалы и сцены, ругаются и угрожают. Христос сказал об этом: «Не думайте, что Я пришел принести мир на землю – не мир пришел Я принести, но меч, ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее. И враги человеку – домашние его» (Мф. 10:34-36).
     Как правило, постепенно конфликты затухают, но отчуждение остается. Мы понимаем, что у нас с этими людьми очень мало общего, и они перестают быть для нас такими важными, как раньше. Конечно же, мы любим домашних и заботимся о них, однако они перестают быть для нас смыслом жизни. Мы живем в семье, и в то же время, словно не в семье. Мы не вовлекаемся в семейные перипетии, не принимаем активного участия в обсуждениях квартирных, дачных, соседских и других вопросов, становимся отстраненными.
     И это правильно, это признак. Думаю, это имел в виду Христос, когда сказал: «Если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца своего, и матери, и жены, и детей, и братьев, и сестер, а притом и саму жизнь свою, тот не может быть Моим учеником» (Лк. 14:26). Речь идет не о настоящей ненависти, а о том отчуждении, которое неизбежно возникает между возрожденной и невозрожденной душами, между чадами Божьими и детьми века сего, между праведностью и грехом, Божьим и человеческим.
     И в то же время другие люди, которых мы раньше совсем не знали, никакие не родственники и даже не соседи, становятся удивительно близкими и родными. Ведь не раз такое бывало, что кто-то в церкви рассказывал о своих переживаниях, и нам казалось, что это рассказывают про нас. Или мы сами чем-то делились и видели в глазах слушателей полное понимание: у них тоже был точно такой опыт. Там, где родственники пожимали плечами и крутили пальцами у виска, эти, совсем чужие люди, улыбались, кивали и говорили: «Да, все так и есть». И мы понимали, что эти, некогда далекие люди, стали нам ближе всех близких и роднее всех родных. 
     Джон Оксенхем писал:
Неразлучимы мы с тобой: не запад, не восток,
Не юг, не север, – Бог живой к общенью нас привлек.
Сердцам искупленным везде блаженство суждено,
В Его служенье и труде сливаются в одно.
Подай же руку, брат, твою, где б в мире ты ни жил,
Коль ты вошел в Христа семью – ты дорог мне и мил.
Восток и запад, север, юг сливаются в хвале:
В Иисусе мы и брат и друг по всей, по всей земле.
     Для настоящего, возрожденного христианина церковь становится новой семьей, Христос – новым, всепоглощающим увлечением, Библия – новым жизненным ориентиром, Небесное Царство – главной целью, и Божья воля – главной задачей. Вот вопрос: так ли оно в нашей жизни? Или мы всего лишь прихожане, посещающие церковь, а сердце наше далеко, увлеченное теми же интересами и заботами, что у наших неверующих родственников.
     У каждого человека есть места, где он чувствует себя своим, и где чувствует себя чужим. Так сказать, в своей и не в своей тарелке. Христиане – это «свои среди чужих, чужие среди своих». Ответим себе, где мы чувствуем себя своими: в церкви или среди неверующих родственников? Где у нас раскрывается сердце, изливается душа? Это тест, испытание на настоящую веру, подлинное возрождение. Пройдем ли мы его? 
 
ФайлЗагрузить: Чужая родня (Мк. 3:31-35)

Размер файла: 18 300 Кб

Загружено: 47