Проповеди | Господин субботы (Мк. 2:13-28)
Новые проповеди
Мои аудиозаписи
 
23  И случилось Ему в субботу проходить засеянными полями, и ученики Его дорогой начали срывать колосья.
24 И фарисеи сказали Ему: «Смотри, что они делают в субботу, чего не должно».
25 Он сказал им: «Неужели вы не читали никогда, что сделал Давид, когда имел нужду и проголодался сам и бывшие с ним?
26 Как вошел он в дом Божий при первосвященнике Авиафаре и ел хлебы предложения, которых не должно было есть никому, кроме священников, и дал и бывшим с ним?»
27 И сказал им: «Суббота для человека, а не человек для субботы;
28 поэтому Сын Человеческий – Господин и субботы». 
 
 

Христос вел Себя не так, как другие люди. И речь не о том, что он не грешил, а что Его поступки бросали вызов многим общепринятым нормам поведения. Чтобы проиллюстрировать это, я позволю себе одно не вполне корректное сравнение.

Не так давно мы узнали новое слово: субкультура. Речь идет о некоторых направлениях, преимущественно в молодежной среде. Приверженцы этих направлений поражают общество своей неординарностью. Первыми яркими представителями подобных субкультур были хиппи. Они отращивали длинные волосы и бороды, ходили в разноцветных одеждах, ездили на раскрашенных в цвета радуги машинах (самой известной из которых был микроавтобус Фольксваген), устраивали демонстрации против войны во Вьетнаме и постоянно слушали Битлз. Им на смену пришли панки и металлисты. Эти уже одевались во все черное, ходили грязными, делали себе ужасающие прически и слушали такую музыку, от которой нормальный человек чувствовал себя, мягко говоря, некомфортно. Теперь есть «Эмо» и «Готы». Кроме черной одежды и тяжелой музыки у этих в моде постоянное уныние и пессимизм. В основном субкультуры связаны с каким-то жанром музыки, хотя есть и другие, например, любители японских мультфильмов «Анимэ» или «Гопники» – уголовная субкультура.

Само слово «субкультра» американское. Согласно определению, к субкультурам принадлежат люди, которых не удовлетворяют общепринятые стандарты и ценности. В Советском Союзе было другое слово, описывающее таких людей: неформалы. Это люди, шокирующие общество своим внешним видом, поведением и мировоззрением.

Конечно, нам нужно понимать, что эти субкультуры порочны и греховны в самих себе. Отказавшись от многих стандартов этого мира, они не отказались от разврата, наркотиков и других грехов. Если христиане попадают под их влияние, то ничего хорошего из этого не получается. Однако, нужно понимать и то, что Иисус Христос производил на окружающих именно такое впечатление. Он был «неформалом» Своего времени. Люди, видевшие Его, испытывали изумление. И не только от чудес, которые Он совершал, но и от того, как Он вел себя в повседневной жизни.

В частности: все нормальные люди того времени воздерживались от общения со сборщиками налогов, блудницами и другого рода грешниками. А Иисус запросто шел к ним. Одного сделал Своим апостолом, с другими ел и общался, словно и не думая, что это отбросы общества, люди падшие и негодные. Книжники и фарисеи не могли поверить своим глазам. «Как это Он ест и пьет с мытарями и грешниками?» – спрашивали они Его учеников.

Или другой пример: для религиозных людей того времени было обычным делом поститься два раза в неделю: в понедельник и четверг. И действительно, если человек решает служить Богу, то от него ожидаются определенные дела, связанные с духовной жизнью. Например, молиться каждый день, регулярно изучать Библию, ходить в церковь. Нормальной религиозной практикой тех времен были посты. А Христос не постился Сам, и не постились Его ученики.

Во многих областях жизни они вели себя так, что их с полным правом можно было бы назвать «неформалами». Не совершали омовений перед едой. Когда пришли собиратели пожертвований на храм, то Петр было согласился дать дидрахму, как все, а Христос сказал, что не обязан ее давать. И только чтобы не смутить собирателей, поскольку Петр уже пообещал им деньги, Христос разрешил заплатить, и то весьма необычным (неформальным) способом: достать монету не из Иудиного ящика, а изо рта первой попавшейся рыбы.

Почему же Он так себя вел? Может быть, нам тоже стоит вести себя подобным образом, шокировать окружающих, быть «хиппи» и «готами» своего времени? Конечно же, нет, хотя христиане – тоже своего рода «неформалы» в мирской среде. Но в случае Спасителя ответ заключается в том, что Христос не был обычным человеком. И поэтому вел себя не как обычный человек. Он настолько отличался от окружающих Его людей, насколько горшечник отличается от глины, пастух отличается от овец, Создатель отличается от творения. Он был не просто очередным учителем, раввином, водящим за собой горстку учеников. Он был не просто пророком, имеющим невероятный дар красноречия. Он даже не был таким, как Моисей и Илия – величайшие чудотворцы всех времен. Он был несравненно выше, и поэтому имел право так поступать. 

На вопрос, как Он может общаться духовно и нравственно больными мытарями и грешниками, Христос ответил, что Он врач. Другим нельзя, а Ему можно. Когда больница закрывается на карантин, в нее не пускают посетителей, но на врачей это не распространяется. Так и Он – не обычный человек, а Тот, Кто возвращает духовное здоровье и вырывает людей из когтей смерти.

Так же и на вопрос о постах Христос ответил, что имеет право не поститься, как другие, а вместе с Ним и Его ученики. «Могут ли поститься сыны чертога брачного, когда с ними жених?» Обычные люди постились, но Христос Своими словами заявил: Я – не обычный человек. Я – Жених Божьего народа, Я принес с Собой праздник. Сейчас нужно думать не о постах, а обо Мне, теперь Я должен быть в центре вашего внимания. Всем Своим поведением, с каждым разом все яснее и яснее Господь показывал, что Он Божий Сын и имеет право так Себя вести.

 

Сегодня перед нами первое прямое столкновение Иисуса Христа с книжниками и фарисеями. До этого они не смели обратиться к Нему прямо. Они то внутренне роптали, то подходили к ученикам. Но в этот день Иисус коснулся того, что было для них особенно важно. Этого они не могли стерпеть, это было для них худшим кощунством. Ученики нарушили субботу.

Картина начинается идиллически: Христос с учениками идут засеянными полями. Приближалось время жатвы, налитые зерном колосья склонялись к земле. От ветерка по золотой поверхности полей бежали шуршащие волны. В сердцах путников царило умиротворение: созревал новый урожай, голод не грозил, жизнь еще на один год была обеспечена. Ученики сделали то, что сделал бы, наверное, любой из нас: они стали срывать колосья и есть зернышки. Мы здесь чаще выращиваем ячмень. Он менее прихотлив, однако и есть его труднее: длинные усы, колючая оболочка. И то нельзя удержаться, чтобы не попробовать молодой колосок. А пшеница прямо сама просится, чтобы ее съели. Зернышки едва ли не вываливаются из колоса. Дорога и свежий воздух пробуждают аппетит – и вот, походная трапеза уже шла полным ходом.

По Моисееву закону колосья срывать было можно. Если бы это увидел хозяин поля, он бы ничего не сказал. Даже в сад можно было зайти и есть плоды с деревьев. Только брать с собой запрещалось. «Когда войдешь в виноградник ближнего твоего, можешь есть ягоды досыта, сколько хочет душа твоя, а в сосуд твой не клади. Когда придешь на жатву ближнего твоего, срывай колосья руками твоими, но серпа не заноси на жатву ближнего твоего» (Вт.23.24-25). В законе было много заповедей, побуждающих к милосердию и состраданию. И все было бы ничего, если бы не одно «но»: тот день был субботой.

Здесь нам следует ненадолго остановиться и вспомнить, что означал субботний день, кому и для чего он был дан. Говоря коротко, у субботы было три важных значения:

Во-первых, это был день покоя. Еврейское «шаббат» буквально переводится: «покой». Давая эту заповедь, Господь сказал: «Наблюдай день субботний, чтобы свято хранить его, как заповедал тебе Господь, Бог твой; шесть дней работай и делай всякие дела твои, а день седьмой — суббота Господу, Богу твоему. Не делай [в оный] никакого дела, ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни раба твоя, ни вол твой, ни осел твой, ни всякий скот твой, ни пришелец твой, который у тебя, чтобы отдохнул раб твой, и раба твоя [и осел твой,] как и ты» (Втор. 5:12-14).

Во-вторых, суббота должна была обратить мысли израильтян к Богу, приблизить их к Нему. В заповеди сказано: «Ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них, а в день седьмой почил; посему благословил Господь день субботний и освятил его» (Исх. 20:11). «и помни, что [ты] был рабом в земле Египетской, но Господь, Бог твой, вывел тебя оттуда рукою крепкою и мышцею высокою, потому и повелел тебе Господь, Бог твой, соблюдать день субботний [и свято хранить его]» (Втор. 5:15).

Наконец, в-третьих, суббота указывала на будущий покой, в который Господь введет Свой народ. Об этом рассуждает автор Послания к Евреям в главах 3-4.

 

Среди христиан есть непонимания и даже споры по поводу того, распространяется ли на нас заповедь о субботнем дне. С одной стороны, это, вроде бы, Ветхий Завет. С другой, христиане с первых дней появления церкви собирались один раз в неделю, только не в субботу, а в воскресенье. Этот вопрос беспокоил многих, поскольку в Ветхом Завете о субботе сказано очень много, и не только в Моисеевом законе, но и у пророков. Вот, например, что говорит Исаия: «Если ты удержишь ногу твою ради субботы от исполнения прихотей твоих во святой день Мой, и будешь называть субботу отрадою, святым днем Господним, чествуемым, и почтишь ее тем, что не будешь заниматься обычными твоими делами, угождать твоей прихоти и пустословить, - то будешь иметь радость в Господе, и Я возведу тебя на высоты земли и дам вкусить тебе наследие Иакова, отца твоего: уста Господни изрекли это» (Ис. 58:13-14). О том же писал Иеремия, ревновал Неемия, многие тексты Ветхого Завета обращаются к субботе, призывают к ее соблюдению.

Жан Кальвин, величайший богослов протестантизма, хотя понимал, что еврейская суббота – это еврейская суббота, все равно не смог полностью отказаться от ветхозаветного взгляда на седьмой день. Поэтому в реформатских церквах до сих пор отношение к воскресному дню трепетное. Джон Макартур был воспитан в таких пуританских традициях и рассказывал, что в воскресенье их с утра одевали в праздничную одежду и не разрешали ничего, кроме как есть, потому что грех. И они от нечего делать ели столько, что грешили этим.

В XIX в. появилась целая деноминация, кстати, выходцы из баптистов, провозгласившая возвращение к субботе. Это церковь Адвентистов Седьмого Дня. Отказ от субботы они считают величайшим грехом, а те, кто празднует воскресенье, по их мнению, приняли начертание зверя.

Так праздновать христианам субботу или воскресенье вместо субботы? Нам нужно понимать, что в Новом Завете мы живем не по плоти, а по духу. Заповедь о субботе была обрядом, а все обряды Христос отменил, когда заключил с нами Новый Завет. Да, мы собираемся по воскресным дням, потому что так удобно, и кроме того, это день, в который воскрес Спаситель. Но сам по себе этот день ничем не отличается от других дней. Если у кого-то из нас на этот день выпадает рабочая смена, то мы идем и работаем. Если по каким-то причинам государство сделает выходным днем вторник, то мы будем собираться во вторник. И то, что некоторые в воскресенье даже веник не возьмут, чтобы подмести просыпанный сахар, и не возьмутся за иголку, чтобы пришить оторвавшуюся пуговицу – суеверие и непонимание Божьей истины.

Суббота была установлением для Израиля, таким же, как повеление три раза в год посещать храм и запрет есть свинину. Субботу не праздновали ни Ной, ни Авраам, ни Иаков со своими сыновьями. И наше служение Богу заключается не в соблюдении праздников, а в любви к Богу и жертвенном служении Его делу.

И, кстати говоря, вспомним, в чем заключалось соблюдение субботы. Если вы думаете, что в субботу нужно было ходить в синагогу, слушать проповеди и читать Писание, то ошибаетесь. К субботе предъявлялось только одно требование: не работать. Нельзя было ни ходить на поле, ни прибираться по дому, ни даже готовить еду. Единственное, что было можно – это есть. Евреи придумали синагоги и стали в них ходить по субботам только через тысячу лет после того, как Бог дал заповедь о субботе.

Все это не то. Единственным требованием Бога в отношении субботы был отказ от работы. Если бы я провалялся весь день в кровати, не ходил бы в синагогу, не читал Писание, не молился и вообще ничего не делал, только смотрел телевизор, включенный накануне, то я бы не нарушил субботу. А если бы ко мне пришел замерзший путник, и я развел бы огонь, чтобы он согрелся, то я бы нарушил субботу, поскольку огонь разжигать запрещено.

Мы неправильно делаем, если пытаемся применить закон о субботнем дне к христианской жизни. Для Бога хорош любой день, и нам нужно посвящать Ему не один день в неделю, а всю жизнь, и служить Богу не по обряду, а от искреннего сердца. Жизнь по букве превращает нас в ханжей, и фарисеи – печальный тому пример.

Уильям Баркли пишет:

В Библии просто сказано, что иудеи должны соблюдать субботу и не делать в этот день никакой работы ни им самим, ни их слугам, ни их животным. В позднейшие времена... иудеи поколение за поколением проводили бесчисленные часы в попытках установить, что есть работа, и что не есть работа, т.е., что можно и чего нельзя делать в субботу... В иерусалимском Талмуде раздел, касающийся объяснений и толкований закона о субботе занимает шестьдесят четыре с половиной колонки, а в вавилонском Талмуде – сто пятьдесят шесть страниц большого формата...

Вот как все это выглядело. Завязать узел в субботу считалось работой; но теперь следовало определить, что же такое узел. «Ниже приведены узлы, выполняя которые человек нарушает закон: узел погонщика верблюдов и морской узел. Коль скоро человек нарушает закон, завязывая узел, то он нарушает его и развязывая». Узлы, которые можно было завязать и развязать одной рукой, не были нарушением закона. Далее «женщина может завязать узел на своей рубашке или платье, ленту своей шляпы и свой пояс, шнурки своих туфель или сандалий, бурдюк вина или масла». Ну, а теперь посмотрим, как все это применялось на деле. Предположим, человеку нужно в субботу опустить ведро в колодец, чтобы набрать воды: он не мог завязать на нем узел, потому что завязывание узла на веревке в субботу было нарушением закона, но он мог привязать его к женскому поясу и опустить ведро в колодец. Вот такого рода вещи были делом жизни и смерти для книжников и фарисеев; вот это была для них религия; в их представлении это значило служить и угождать Богу. Или возьмем хождение в субботу. В Исх. 16:29 сказано: «оставайтесь каждый у себя; никто не выходи от места своего в седьмой день». И потому субботнее путешествие было ограничено расстоянием в 900-1000 метров. Но если в конце улицы протягивали веревку, вся улица становилась одним домом, и человек мог пройти еще эти 900-1000 метров за конец улицы. Или, если человек оставлял в пятницу вечером в определенном месте достаточно еды, то это место становилось его домом и он мог уже от того места совершить путешествие в эти 1000 метров. Правила, нормы и оговорки набирались сотнями и тысячами.

А вот как обстояло дело с ношением тяжестей. В Иер. 17:21-24 сказано: «берегите души свои и не носите ноши в день субботний». И потому требовалось дать определение ноши и тяжести. Ноша определялась как «пища, эквивалентная сушеной смокве; вино, достаточно для того, чтобы смешать его в бокале; молоко, на один глоток; мед в количестве, чтобы хватило смазать рану; масло в количестве, чтобы помазать небольшой участок тела; воды столько, чтобы сделать глазную мазь» и так далее, и так далее. Потом нужно было установить, может ли женщина носить в субботу брошь, а мужчина – деревянную ногу и зубной протез или это приравнивается к ношению тяжести? Можно ли поднять стул или хотя бы ребенка? И так далее и тому подобное.

Роман Дехтяренко рассказывал, как в детстве он с родителями жил в еврейском квартале. Евреи по субботам не зажигали огонь в камине, потому что это работа. Но как быть зимой? Очень просто: они звали Романа. Он гой, все равно пойдет в ад, что ему одним грехом больше, одним меньше.

Какой же грех, по мнению фарисеев, совершили ученики Христа? Оказывается, целых четыре. У фарисеев было определено 39 основных действий, которые запрещались в субботу, в их числе: жать, веять, молотить и молоть. Но ведь жать не обязательно серпом, молотить не обязательно цепом, и молоть не обязательно жерновами. Все это можно сделать руками и зубами. И потому ученики совершали целых четыре нарушения за раз. Срывая колосья, они жали; растирая руками – молотили; выдувая мякину – веяли; пережевывая – мололи.

Сам Господь в этом не участвовал, и фарисеи, возможно, понадеялись, что Он задумался о Своем, или не обратил внимания на скромную трапезу учеников. Поэтому они сказали: «Смотри, что они делают в субботу, чего не должно делать?» Это был первый раз, когда фарисеи обратились к Нему лично. До этого они перешептывались между собой, спрашивали учеников, но здесь речь зашла о том, что для них было самым дорогим. С их точки зрения, ученики святотатствовали.

 

Задумаемся на минуту: действительно ли ученики нарушили субботу тем, что срывали колосья? Нам хочется ответить, что нет, но, если подходить буквально, то нарушение все-таки было. Конечно, это было не кощунственное, не злостное нарушение, но факт есть факт: они готовили себе пищу. Есть разрешалось только то, что было приготовлено накануне, в пятницу. Израилю в пустыне было запрещено собирать и готовить манну в субботу. Человека, который собрал немного хвороста, показательно побили камнями. И Христос не стал спорить с фарисеями насчет того, было тут нарушение, или не было. Своим ответом Он признал, что нарушение, вроде как, имело место. Однако было одно «но»: Он имел на это право.

В ответ на обвинения фарисеев Иисус обратился к случаю, произошедшему более тысячи лет тому. Молодой военачальник Давид спасался бегством от подозрительного и завистливого царя Саула. Вместе с несколькими единомышленниками он прибежал в город Номву, где жили священники. Там же была скиния завета, в которой совершались богослужения. После долгой дороги они устали и проголодались. Вот как описывает это событие Первая книга Царств:

«И пришел Давид в Номву к Ахимелеху священнику... И сказал Давид Ахимелеху священнику: ...«Что есть у тебя под рукою, дай мне, хлебов пять, или что найдется. И отвечал священник Давиду, говоря: нет у меня под рукою простого хлеба, а есть хлеб священный...» И дал ему священник священного хлеба; ибо не было у него хлеба, кроме хлебов предложения, которые взяты были от лица Господа, чтобы по снятии их положить теплые хлебы» (1 Цар. 21:1-6).

Бог не осудил за это ни священника, ни Давида, ни его людей. Почему? Здесь возможны два ответа. Первый: человеческая нужда выше обрядового закона. Если нужно помочь голодному, то можно нарушить обряд, предписанный Моисеем. И второй ответ: Давид был не таким, как другие люди. Он был Божьим помазанником, избранным и освященным, и поэтому мог нарушить священное правило из-за того, кем он был.

Правильный ответ – второй. Если бы какой нищий пришел к священнику и так же попросил у него хлеба, то никогда бы не получил святыню. Но это был не нищий, а Давид, и это меняло все. А теперь, перед этими фарисеями на хлебном поле стоял Тот, Кто был Потомком Давида, но стоял несравненно выше его. И Он точно имел право не только срывать колосья, но и войти во святое святых храма, и воссесть на царском престоле, и царствовать во веки веков. Перед ними стоял Божий Сын, Господин всего, в том числе и субботы.

В Евангелии от Матфея есть небольшое дополнение, которое отсутствует у Марка. После упоминания о Давиде и хлебах предложения Христос добавил: «Или не читали ли вы в законе, что в субботы священники в храме нарушают субботу, однако невиновны? Но говорю вам, что здесь Тот, Кто больше храма» (Мф. 12:5-6). Он несомненно был больше храма, больше субботы и больше всего мира.

 

Затем прозвучало выражение, ставшее крылатым: «Суббота для человека, а не человек для субботы». Этими словами Господь обличил мертвую религию фарисеев и вместе с тем показал высокую ценность человека в Божьих глазах. К сожалению, мы очень мало ценим друг друга и людей вообще. Для нас дороже вещи, правила, порядок. А в Божьих глазах наивысшая ценность – человек. Человек важнее субботы, важнее здания, богослужения. Человек важнее традиции. Нам нужно научиться ценить человека.

Мой знакомый брат Яков Тимофеев из Минской церкви «Вифлеем» рассказывал, как однажды к ним на богослужение пришла группка вышеупомянутых «неформалов». В черной, кожаной одежде, с длинными волосами и развязным поведением. Ну, вели себя не совсем так, как принято в церкви, ну, размотали бумагу в туалете. После этого некоторые пожилые сестры заявили, что таких пускать в церковь нельзя, и что лучше б они больше не приходили. Брат сказал: «Я понял, что для нас здание стало важнее человека; мы построили себе идола».

К этим рассуждениям о субботе и человеке можно добавить ответ Христа фарисеям из Евангелия от Матфея: «Кто из вас, имея одну овцу, если она в субботу упадет в яму, не возьмет ее и не вытащит? Сколько же лучше человек овцы!» (Мф. 12:11-12). Насколько для нас человек лучше овцы? Или этого здания, или праздников, или одежды? Человек должен быть несравненно дороже. И каждый раз, когда мы захотим обличить кого-нибудь, спросим себя: «Насколько этот человек для меня дорог?» И если не дорог, то не обличайте, вы еще сами не в должном состоянии и стоите ближе к фарисеям, чем ко Христу.

 

Свою речь Христос завершает итогом: «Посему Сын Человеческий есть господин и субботы». Коротенькое «и» наводит на серьезные мысли. Что значит «и субботы»? Это значит, что Он Господин не только субботы. А чего еще? Мы знаем. Он – Господин мира и Владыка вселенной. Он – Господин над сонмами ангелов, склоняющих перед ним лица и беспрекословно повинующихся Его голосу. Он – Господин бытия, словом вызвавший творение к существованию. И Он – наш Господин. Мы – Его рабы. Кто-то послушный, добрый и верный. Кто-то негодный, лукавый и ленивый. Каждый даст Ему отчет за себя.

Признаем мы Его господство или нет – Он все равно наш Господин. И те, которые не верят в Его существование – тоже Его рабы. И те, которые противятся Ему и злословят Его, также предстанут перед Ним и не смогут сказать ни слова против Него, потому что Он – Господин и их. Он Господин нашего города, нашей страны, хотя большинство ее граждан этого не сознает.

В центре евангельского повествования стоит Христос. Он – величайший «неформал» всех времен и народов. Он бросает вызов каждому. Как мы не можем оставаться равнодушными при виде какого-нибудь очередного ирокеза, так невозможно соприкоснуться с Иисусом Христом и остаться равнодушным. Либо мы Его враги, либо Он наш Господин. Либо мы идем за Ним, либо уходим от Него. Но Он был, есть и навсегда останется нашим Господином.

 
ФайлЗагрузить: Господин субботы (Мк. 2:13-28)

Размер файла: 20 700 Кб

Загружено: 91