Проповеди | Евангелие от Петра
Новые проповеди
Мои аудиозаписи

Евангелие от Петра

 

Начало Евангелия Иисуса Христа, Сына Божия.
Евангелие от Марка 1:1

 

     Конечно же, Евангелия с таким названием в Библии нет. Мы сегодня начинаем изучать Евангелие от Марка. И все же, мы не ошибемся, если дадим этой книге такое название. Пусть оно будет, так сказать, в скобках. Со страниц нашего Евангелия через уста Марка к нам обращается не кто иной, как самый известный, а также самый горячий и нетерпеливый ученик Господа. По свидетельствам отцов ранней церкви и с согласия современных исследователей, Марк записал свое Евангелие со слов и воспоминаний апостола Петра. Мы будем читать то, что рассказывал старый апостол своим братьям и сестрам в Риме, почувствуем его импульсивный характер, его стремительный темперамент, его горячее дыхание. Мы услышим стук его беспокойного сердца и увидим его великую любовь к своему Господу.

     Чтобы не быть голословным, приведу некоторые свидетельства служителей ранней церкви. Вот цитата из трудов Папия, епископа Иерополиса (ок. 140 г.): «Марк, став истолкователем Петра, точно записал все, что он вспомнил. Однако не было точной последовательности в том, как Марк рассказывал о словах или делах Христа, ибо он не слышал Господа и не сопровождал Его. Но впоследствии, как я сказал, он сопровождал Петра, который приспособил свои наставления к нуждам слушателей, без намерения дать последовательное изложение того, что говорил Господь. Поэтому Мрак в письменном изложении некоторых событий по мере того, как вспоминал их, не сделал никакой ошибки. Он особо заботился об одном: не упустить ничего из того, что услышал, и не добавить ничего вымышленного» («Из толкования оракулов Господа»).

     Иустин Мученик (ок. 150 г.) называл Евангелие от Марка «воспоминаниями Петра». Ириней (ок. 185 г.) говорил, что Марк был «учеником и истолкователем Петра» и отмечал, что его Евангелие состоит из того, что проповедовал о Христе апостол Петр. Христианские историки сходятся во мнении, что последние годы своей жизни Петр провел в Риме и там же был казнен около 68 г. во время гонений Нерона. В то время его помощником и секретарем был Иоанн Марк, племянник Варнавы. В Первом Послании Петра есть упоминание о нем: «Приветствует вас избранная, подобно [вам, церковь] в Вавилоне и Марк, сын мой» (1 Пет. 5:13). «Церковь в Вавилоне» – это, несомненно, церковь в Риме. Первые христиане называли Рим Вавилоном. А «Марк, сын мой» – это и есть спутник и помощник великого апостола. Кем был Тимофей для Павла, тем стал Марк для Петра. Вероятно, старый апостол плохо говорил по-гречески, а на латыни не говорил вообще, поэтому Марк был его «истолкователем», то есть переводчиком.

     Кстати говоря, в Евангелии от Марка много арамейских слов. Дочери Иаира Иисус говорит: «Талифа-куми!» (Мк. 5:41), глухому косноязычному: «Еффафа» (Мк. 7:34). Дар Богу – это «Корван» (Мк. 7:11). В Гефсиманском саду Иисус говорит: «Авва, Отче» (Мк. 14:36), на кресте восклицает: «Элои, Элои, ламма савахфани!» (Мк. 15:34). Мы словно переносимся в то место и в то время, слышим те самые слова, что звучали тогда. Вероятно, Петр говорил по-арамейски, Марк переводил, но некоторые, самые яркие слова и фразы он оставил как есть.

     Есть предположение, что из четырех Евангелий Нового Завета Евангелие от Марка было написано первым. Впоследствии Матфей и Лука пользовались этими воспоминаниями Петра при написании своих Евангелий. Целые стихи и даже отрывки из Евангелия от Марка встречаются у Матфея и Луки. Надо полагать, здесь сыграл свою роль авторитет апостола Петра. И если это действительно так, то перед нами самое первое из записанных повествование о жизни и делах нашего Спасителя.

 

     Интересно понаблюдать за тем, как в этом Евангелии отразился характер Петра. Вспомним некоторые яркие черты этого апостола, которые делают его таким человечным и во многом похожим на нас.

     Во-первых, Петр был человеком, что называется, рисковым. В современном языке есть заимствованное слово, которое хорошо к нему подходит: экстремал. Так называют людей, которые любят риск: прыгают с парашютом, спускаются по горным рекам, в общем, подвергают свою жизнь опасности, любят адреналин. В прошлом году мне сообщили, что и я – «адреналиновый тип». То-то я думаю, мне Петр так близок. Вот некоторые из его «экстремальных» поступков: «Лодка была уже на средине моря, и ее било волнами, потому что ветер был противный. В четвертую же стражу ночи пошел к ним Иисус, идя по морю. И ученики, увидев Его идущего по морю, встревожились и говорили: «Это призрак»; и от страха вскричали. Но Иисус тотчас заговорил с ними и сказал: «Ободритесь; это Я, не бойтесь». Петр сказал Ему в ответ: «Господи! Если это Ты, повели мне придти к Тебе по воде». Он же сказал: «Иди». И, выйдя из лодки, Петр пошел по воде, чтобы подойти к Иисусу» (Мф. 14:24-29). Можем ли мы представить, каково было Петру перешагнуть через борт лодки, стать ногой на зыбкую поверхность бурного моря? И все же, он вышел из лодки и пошел по воде! Я, даже думая об этом, испытываю всплеск адреналина. Никто другой из учеников не решился на такое. А Петр, если б не решился, потом бы всю жизнь себя корил.

     Другой пример: «Симон же Петр, имея меч, извлек его, и ударил первосвященнического раба, и отсек ему правое ухо. Имя рабу было Малх» (Ин. 18:10). Христос уладил это дело миром, но откуда было Петру знать, что так будет? Он был готов рисковать. А потом, когда все ученики разбежались, Петр пошел за конвоем, вошел во двор первосвященника, грелся вместе с врагами у костра. Он вошел в открытую гробницу, бросился в холодные утренние воды Геннисаретского озера, возвысил голос перед тысячами людей, пришедшими в Иерусалим на праздник Пятидесятницы.

     И Евангелие от Марка на удивление реалистичное и экстремальное. Вот для примера два описания бесноватых. «И пришли на другой берег моря, в страну Гадаринскую. И когда вышел Он из лодки, тотчас встретил Его вышедший из гробов человек, [одержимый] нечистым духом, он имел жилище в гробах, и никто не мог его связать даже цепями, потому что многократно был он скован оковами и цепями, но разрывал цепи и разбивал оковы, и никто не в силах был укротить его; всегда, ночью и днем, в горах и гробах, кричал он и бился о камни; увидев же Иисуса издалека, прибежал и поклонился Ему, и, вскричав громким голосом, сказал: «Что Тебе до меня, Иисус, Сын Бога Всевышнего? Заклинаю Тебя Богом, не мучь меня!» (Мк. 5:1-7). И другой случай: «Один из народа сказал в ответ: «Учитель! Я привел к Тебе сына моего, одержимого духом немым: где ни схватывает его, повергает его на землю, и он испускает пену, и скрежещет зубами своими, и цепенеет. Говорил я ученикам Твоим, чтобы изгнали его, и они не могли»... И привели его к Нему. Как скоро [бесноватый] увидел Его, дух сотряс его; он упал на землю и валялся, испуская пену. И спросил [Иисус] отца его: «Как давно это сделалось с ним?» Он сказал: «С детства; и многократно [дух] бросал его и в огонь и в воду, чтобы погубить его; но, если что можешь, сжалься над нами и помоги нам»» (Мк. 9:17-22).

     Кстати говоря, в Евангелии от Марка говорится о бесах и бесноватых больше, чем в других. Эти описания жуткие и пугающие, что называется, не для слабонервных. Кроме того, здесь много резких и грубых слов. Например, в 1:12 Божий Дух в греческом тексте не «ведет», а «гонит» Иисуса в пустыню. Нечистые духи «падают» перед Ним (Мк. 3:11), а имевшие язвы «бросаются» к Нему, чтобы прикоснуться. Иисус Христос в описании Марка находится в бурном водовороте самых разных событий. Осмелюсь сказать, что Спаситель представлен здесь экстремалом, Который ничего не боится, смело шагает навстречу опасности, не дрогнув, смотрит в лицо самым трудным испытаниям. Это не тот Христос, Которого рисовали в прежние годы на картинках. В XIX в. были популярны любовные романы и вообще романтическая атмосфера. Тогда и стали изображать Иисуса Христа с длинными каштановыми волосами, в белоснежном, отутюженном хитоне, с румянцем и в окружении цветов. А вслед за этим и христианство стали воспринимать как некое сообщество мечтателей, которые витают в облаках и видят розовые сны.

     Но это не так. Читая Евангелие от Марка, мы понимаем, что христианство – вера сильных и волевых людей. Наш Учитель был смел и решителен, тверд и мужествен. И мы, хотя приходим к Нему слабыми, сокрушенными, но, с Его помощью, становимся сильными. В своей прежней жизни мне пришлось столкнуться с оккультным миром, и я помню тот леденящий ужас, который парализовал все мое существо, тот непередаваемый страх перед демонами, желание бежать хоть куда, сломя голову. Теперь все это в прошлом. Триллеры, в которых показывают демонов, полтергейст и потусторонний мир, мне смешны. Я был в этом мире, он намного страшнее, чем в кино. Но я не боюсь бесов, потому что знаю: Тот, Кто во мне, больше того, кто в мире. «Нечестивый бежит, когда никто не гонится [за ним]; а праведник смел, как лев» (Прит. 28:1).

 

     Чем еще примечателен апостол Петр? Своей эмоциональностью. Он был человеком страстным, чувства переполняли его сердце, он не мог их сдерживать, и они то и дело прорывались наружу. На горе Преображения он сказал: «Наставник! Хорошо нам здесь быть» (Лк. 9:33). На последней вечере он сначала не позволял Спасителю умыть свои ноги, а затем подставлял и руки, и даже голову. А чего стоит его заявление: «Господи! Почему я не могу идти за Тобою теперь? Я душу мою положу за Тебя» (Ин. 13:37). После троекратного отречения Петр, «выйдя вон, горько заплакал» (Лк. 22:62). А потом, на троекратный вопрос Христа «Любишь ли Меня?», он с печалью ответил: «Господи! Ты все знаешь; Ты знаешь, что я люблю Тебя» (Ин. 21:17). По преданию, когда Петра повели на распятие, он сказал своим палачам, что недостоин умереть тою же смертью, что его Спаситель, и тогда его распяли вниз головой. В его груди билось страстное сердце.

     И Евангелие от Марка очень эмоционально, полно самых разнообразных чувств. Эти чувства видны и в Иисусе Христе, и в людях. Только здесь Христос обнимается: «И, взяв дитя, поставил его посреди них и, обняв его, сказал им: «Кто примет одно из таких детей во имя Мое, тот принимает Меня»» (Мк. 9:36). Или еще пример: когда ученики не пускали к Нему детей, «Иисус вознегодовал и сказал им: «Пустите детей приходить ко Мне и не препятствуйте им, ибо таковых есть Царствие Божие. Истинно говорю вам: кто не примет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него». И, обняв их, возложил руки на них и благословил их» (Мк. 10:16). Когда к Нему подошел богатый молодой человек, Марк говорит: «Иисус, взглянув на него, полюбил его» (Мк. 10:21).

     Здесь есть трогательные сцены, от которых на глаза наворачиваются слезы. Вспомним, например, как ведет себя отец одержимого мальчика. «Иисус сказал ему: «Если сколько-нибудь можешь веровать, все возможно верующему». И тотчас отец отрока воскликнул со слезами: «Верую, Господи! Помоги моему неверию»» (Мк. 9:23-24). Слушатели и ученики Христа постоянно удивляются и ужасаются: «И все ужаснулись, так что друг друга спрашивали: «Что это? Что это за новое учение, что Он и духам нечистым повелевает со властью, и они повинуются Ему?»» (Мк. 1:27). «Иисус говорит ученикам Своим: «Как трудно имеющим богатство войти в Царствие Божие!» Ученики ужаснулись от слов Его. Но Иисус опять говорит им в ответ: «Дети! Как трудно надеющимся на богатство войти в Царствие Божие! Удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие». Они же чрезвычайно изумлялись и говорили между собою: «Кто же может спастись?»» (Мк. 10:23-26). «Когда были они на пути, восходя в Иерусалим, Иисус шел впереди их, а они ужасались и, следуя за Ним, были в страхе» (Мк. 10:32). «И, войдя во гроб, увидели юношу, сидящего на правой стороне, облеченного в белую одежду; и ужаснулись. Он же говорит им: «Не ужасайтесь. Иисуса ищете Назарянина, распятого; Он воскрес, Его нет здесь...» И, выйдя, побежали от гроба; их объял трепет и ужас, и никому ничего не сказали, потому что боялись» (Мк. 16:5-8).

     У Марка самое яркое описание состояния Христа в Гефсиманском саду: «И взял с Собою Петра, Иакова и Иоанна; и начал ужасаться и тосковать. И сказал им: душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте. И, отойдя немного, пал на землю и молился, чтобы, если возможно, миновал Его час сей; и говорил: «Авва Отче! все возможно Тебе; пронеси чашу сию мимо Меня; но не чего Я хочу, а чего Ты»» (Мк. 14:33-36).

     Таким был Петр, но, думаю, не только ему, а всем нам нужно пламенеть сердцем и духом. Так много есть христиан с каменными лицами, не проявляющими ни печали, ни радости. Бесстрастные и холодные, словно Будда, сидящий в своей позе лотоса. Особенно часто такое явление можно встретить в старых церквах, где все устоялось, соблюдается чин, традиции затвердели. С позиции проповедника скажу, что в таких церквах мне было проповедовать очень трудно. На лицах отсутствующее выражение, словно обращаешься к каменной стене: ни одобрения, ни возмущения, ни согласия, ни возражения. Но наше сердце должно быть живым и горячим, душа открытой и искренней, чувства яркими и правдивыми. Бог хочет, чтобы мы умели смеяться и плакать, восторгаться и ужасаться. Славить Его от всей души, жалеть друг друга от всего сердца. И самое главное – чтобы мы не очерствели сердцами, не уснули душами. Не покрылись корой равнодушия и безразличия. Наше сердце должно уметь биться чаще, глаза увлажняться, губы улыбаться, руки – открывать объятия.

 

     Чем еще примечателен Петр? Своей стремительностью. Он реагировал на все быстро. Если Спаситель о чем-либо спрашивал, первым отвечал Петр. Если нужно было что-нибудь сделать, инициатива принадлежала Петру. Когда в Гефсиманский сад пришла толпа, Петр среагировал первым, выхватив меч и отрубив ухо Малху. В день воскресения, когда Мария Магдалина сказала ученикам, что тела Христа нет в гробнице, Петр тут же устремился к тому месту. После воскресения, увидев Учителя на берегу, Петр бросился из лодки в море, не в силах дождаться, пока она доплывет до берега.

     И эту стремительность невозможно не заметить в Евангелии от Марка. Здесь регулярно встречаются слова «тотчас», «немедленно» и «вскоре». Для примера можно взять первую главу. Слов «тотчас» здесь семь, «вскоре» – три, и еще одно «немедленно». Иногда о повествовании говорят, что оно «течет». Евангелие же от Марка не течет, а стремительно несется, подобно бурному потоку. Христу с учениками не хватает времени даже на то, чтобы поесть (Мк. 3:20).

     В то же время Марк почти ничего не пишет об учении Христа. Часто говорится, что Он «учил», но о том, чему Он учил, говорится мало или совсем ничего. Конечно же, в других Евангелиях для нас сохранены проповеди и притчи Спасителя. Должно быть время и для них. Однако в Евангелии от Марка мы видим Иисуса Христа в действии и понимаем, что христианство – вера действия. Есть в мире «религии бездействия». Например, буддизм. Это религия созерцания. Наивысшей добродетелью там считается уход от страстей мира, что достигается через погружение в себя, медитацию и различные упражнения. Были подобные попытки и в христианстве, я бы сказал, что в православии есть нечто подобное. Однако Бог призывает нас не к уходу из мира в какую-нибудь пустынь или келью, где мы могли бы наслаждаться одиночеством и предаваться душеспасительным размышлениям. Нет, Он призывает нас к деятельной жизни, к активному служению, к подражанию Христу не только в словах и характере, но и в практических делах.

     Признаюсь, по характеру я – мыслитель и созерцатель. Мне намного приятнее думать, чем действовать. И, наверное, я бы лучше всего себя чувствовал где-нибудь в семинарии, с книгами и студентами. Когда мне доводится там бывать, я блаженствую. Но Бог поместил меня сюда, в церковь, на передовую. И теперь, оглядываясь на прожитые годы, я понимаю, что это было самое правильное и самое лучшее. Бог призывает нас к деятельной жизни. Он желает, чтобы мы действовали, и помогает в этом.

 

     Наконец, еще одной отличительной чертой Евангелия от Марка является акцент на благовестии. Евангелие – это добрая весть, хорошая новость. Кому нужны хорошие вести? Тем, кому плохо. Представим себе следующую картину: больной умирает от неизлечимой болезни. Его тело чахнет, его душа томится, его будущее мрачно, его настоящее болезненно. И вот приходит врач и говорит: «У меня для вас хорошие новости. Есть лекарство». Это добрая весть. Так люди вокруг нас неизлечимо больны отвратительной, смертельной болезнью под названием «грех». К сожалению, не все они понимают свою беду, не все поверят, что есть путь спасения. Но разве это должно удерживать нас? Нам нужно всем рассказать радостную весть об Иисусе Христе. Это самое главное и самое лучшее, что мы можем для них сделать. Или вот еще одна картина. Представим себе узника, приговоренного к смертной казни и ожидающего времени, когда приговор будет приведен в исполнение. Жизнь кончена, осталось несколько недель или, может быть, месяцев. Обычно приговоренным не говорят, когда это произойдет, как здесь на земле нам не известен день нашей смерти. Но вот, открывается дверь камеры, входит адвокат и говорит: «У меня хорошие новости. Вот договор: подпишите и выходите на свободу». И сердце начинает усиленно биться, глаза загораются надеждой. Неужели? Так люди вокруг нас – все смертники. Все приговорены и осуждены. Срок исполнения неизвестен и неотвратим. А у нас в руках договор, подписанный кровью Божьего Сына. Неужели мы не предложим его обреченным на смерть людям? Да, многие не поверят, откажутся заключить этот завет, но будут и те, кто услышат, примут и придут. Нам вверена Благая Весть, не будем держать ее при себе.

     Такою страстью горел апостол Петр. Слово «Евангелие» встречается у Марка 8 раз.

     Самые первые слова: «Начало Евангелия Иисуса Христа, Сына Божия» (Мк. 1:1). На этой же странице Спаситель приходит в Галилею, «проповедуя Евангелие Царствия Божия и говоря, что исполнилось время и приблизилось Царствие Божие: покайтесь и веруйте в Евангелие» (Мк. 1:14-15).

     Христос у Марка призывает нас посвятить себя не только Ему, но и делу Евангелия: «Кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее» (Мк. 8:35). «Истинно говорю вам: нет никого, кто оставил бы дом, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради Меня и Евангелия, и не получил бы ныне, во время сие, среди гонений, во сто крат более домов, и братьев и сестер, и отцов, и матерей, и детей, и земель, а в веке грядущем жизни вечной» (Мк. 10:29-30).

     Наконец, посылая учеников в мир, Он сказал: «Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари. Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет» (Мк. 16:15-16).

     К слову говоря, у Луки и Иоанна слово «Евангелие» не встречается вообще, а у Матфея (4 раза) – только повторения того, что было у Марка. Нам нужно быть посвященными делу Евангелия. Это даже в названии наших церквей отражено. Мы – евангельские христиане. Думаю, это лучше, чем «протестанты». Мы ведь не протестуем ни против чего. Но мы верим в Евангелие и его распространяем.

     Пусть Бог благословит наше изучение. Пусть старый апостол Петр, вдохновивший написание этого Евангелия, станет для нас живым примером, чтобы и мы были такими же сильными, страстными, активными и ревнующими о благовестии.

ФайлЗагрузить: Евангелие от Петра

Размер файла: 19 600 Кб

Загружено: 72