Проповеди | Симон Петр
Новые проповеди
Мои аудиозаписи
 
 
Симон Петр
2-е Петра 1:1
 
 
     На первый взгляд такое представление может показаться странным: зачем автору нужно было называть два имени: свое прежнее еврейское имя (Симеон) и имя, данное ему Христом? Вряд ли Петр писал людям, с которыми был знаком до своего обращения; вряд ли также получатели Послания имели какие-то, им одним известные отношения с Петром, связанные с его прежним именем. В Первом Послании  имени Симон нет, языческому миру он был известен как Петр, зачем же оно здесь? Ответ, по-видимому, можно найти в общем содержании книги. Главный предмет наставлений Петра – возрастание в Господе, и очень вероятно, что перед тем, как прямо призвать читателей к этому (что и делается в следующем стихе), в самом начале Апостол хотел вызвать у них воспоминания о его собственном духовном становлении и показать преподаваемую истину на личном примере. Жизнь его и в самом деле была ярчайшей иллюстрацией того, о чем он писал в конце ее. Петр не сразу стал Петром. Вначале это был сомневающийся, слабый и боязливый Симон. И только после долгого хождения за Христом, после тяжелой и опасной школы, колеблющийся и неустойчивый Симон вырос в твердого и непоколебимого Петра.
     Интересно в этом смысле проследить за жизнью Петра в Евангелиях, где на каждом шагу проявляется его незрелость и неустойчивость.
     Самое первое упоминание о нашем Апостоле мы находим в Ин 1,40-42. С этим местом связан и первый пример слабости новопризванного ученика. Петр, хотя и не сомневался, как Нафанаил, и без возражений принял новое имя, звучавшее несколько странно – камень, и вообще выглядит весьма положительно, но все равно вскоре опять вернулся к своим сетям, так что Христу снова пришлось его звать (Мк 1,16-17). В то время Петра по твердости можно было сравнить разве что с каменистой почвой из притчи Господа, быстро принимающей семя Слова, но и не умеющей долго хранить его.
     Другой яркий пример слабости Петра – его хождение по воде (Мф 14,25-31). Вначале, как и в первый раз, Петр выглядит лучше всех: кто бы из нас шагнул из лодки в бушующее море? Ученики, наверное, пришли в восхищение от такой веры, но ненадолго. Слишком еще мало твердости было у Петра, слишком много сомнений. Петр еще не был камнем, он только тонул как камень. Для возрастания требуется долгое время, никто не становится духовным сразу.
     Еще один пример – исповедание Петром Христа (Мф 16,15-19). Когда он сказал: “Ты Христос, Сын Бога живого”, наверное, никого в мире не было счастливее Петра. Это был его взлет, Сам Христос сказал ему: “Ты – Петр”, но и на этот раз Симон скоро показал свою истинную сущность. Когда Господь заговорил о Своих предстоящих страданиях, тот же Петр, еще окруженный ореолом славы, упал так низко, что был назван уже не Петром, а сатаной. Это был еще не Петр-камень, а слабый и боязливый Симон. Интересно, что кроме этого места везде в Евангелиях Христос обращается к Петру не иначе, как “Симон Ионин”. Только в Лк 22,34, после очередного проявления самонадеянности Апостола, Он сказал с печалью: “Говорю тебе, Петр, не пропоет петух сегодня, как ты трижды отречешься, что не знаешь Меня”. Петр тогда еще не был Петром. Прибавить сюда еще его сон в Гефсимании, и троекратное отречение – перед нами предстает картина жизни хотя и искреннего, но все же неустойчивого и колеблющегося человека. Положение Петра можно выразить одним словом: незрелость.
     Но самая, пожалуй, яркая иллюстрация его незрелости описана в Ин 21. Там Петр не просто решил пойти половить рыбы. Он как бы говорит: “Все, не вышло из меня Апостола, но, по крайней мере, рыбак-то я хороший – иду ловить рыбу”. Он снова решил стать рыбаком! Это ли Петр? И здесь Христос снова называет его Симоном: “Симон Ионин, любишь ли ты Меня?” Петр любил, конечно, беда была в незрелости и неутвержденности. Не в этом ли беда и многих из нас? Мало кого из верующих можно обвинить в неискренности, но сколько из нас спотыкается и падает, сколько в церквах верующих, не приносящих плода праведности и любви, сколько среди нас незрелых Симонов!..
     До этого времени мы смотрели только на падения Симона, но одновременно можно заметить и то, как духовно возрастал и укреплялся Петр. Так после второго призвания он уже не покидал Господа, после неудачного хождения по воде научился доверять Христу, после исповедания в Мф 16 решился страдать за Него, после памятной ловли рыбы был поставлен пасти стадо Христа. И, наконец, в книге Деяний мы уже почти не встречаем имени Симон – он вырос. За эти годы он прошел школу, из Симона он возрос в Петра. В Деяниях Апостолов Симон – уже Кифа, камень, столп. Были, конечно, слабости и тогда, как, например, случай в Антиохии (Гал 2,11-13), но его рост все равно налицо. Он уже не боится ни первосвященников, ни Симона волхва, ни темницы, ни смерти. Библия не описывает его конец, но ясно, что и смертью своей Петр-камень прославил Бога (Ин 21,19).
     Все эти картины, вероятно, прошли перед мысленным взором первых читателей Послания. И, наверное, ни одно последующее увещание Петра не поощрило их так к духовному возрастанию, как эти два коротеньких имени: Симон Петр.
     Петр не смотрит на нас с высоты своего Апостольского трона, он сам прошел трудный путь духовного становления. Проходим ли мы его? Нам может казаться, что мы уже выросли, готовы за Господом и в темницу, и на смерть, но никто из нас не является достигшим. Познание Господа – это процесс, продолжающийся всю жизнь. Не только Петр, но и все мы имеем перед собою цель: возрастать из Симона в Петра, из духовных младенцев – в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова.
 
ФайлЗагрузить: Симон Петр

Размер файла: 13 600 Кб

Загружено: 69